dneprovskij: (Журналистика и ТВ-байки)
Сегодня, господа, вроде бы, День Радио?... Тогда - позвольте поздравить всех сопричастных и пожелать чистого эфира и всего самого-самого, что в таких случаях желается!
Коллеги, вздрогнем и выпьем!


Как-то, лет пять назад тому, я уже рассказывал о том, как когда-то, в позапрошлой жизни я работал на одной частной радиостанции, с которой затем перепрыгнул на телевидение. Думаю, есть смысл (а главное - повод!) сегодня вновь вспомнить те славные времена. Вы не против?...

Радиостанций было две: "I - Radio" и "Волна - В". Причём, последняя возникла только благодаря тому, что КГБ СССР перестал глушить "вражьи голоса": мощный передатчик-"глушилка" остался "бесхозным", и его быстренько приватизировали через родственников. Полагаю, большинство частных музыкальных радиостанций в России возникло именно так...

Интернета тогда не было. Трудно поверить, но в начале 90-х Интернета НЕ БЫЛО. Не было форумов, чатов, социальных сетей. "Одноклассников" не было, "ВКонтакте" не было... Живого Журнала тоже не было. А вот радио - было. И радио работало Интернетом: приёмники, настроенные на волну той или другой музыкальной радиостанции, были включены круглые сутки - а в студии круглые сутки сидели звукорежиссёр и ведущий (слова "ди-джей" тогда тоже не было). И у них в студии стоял телефон. Если хочешь сделать музыкальную заявку и передать привет - то звони, и передавай свой привет в прямом эфире. Те, у кого не было домашних телефонов, бегали звонить в прямой эфир из автоматов за углом - так как сотовых тогда тоже не было.


>>> >>> >>> )
dneprovskij: (Я вас всех вертел!)
История эта началась тёплым мартовским вечером 1996 года в чахлом скверике возле Иркутского Дома Актёра. Тамошний дом-актёровский бар был в те годы своеобразным полюсом притяжения всей городской богемы; там, в баре, каждый вечер собиралась довольно пёстрая и весёлая тусовка – сиживали там и актёры, и художники, и журналисты, и всякие непризнанные гении-стихотворцы, и разные мутные личности, которых кто-нибудь приводил с собой за компанию. Ну и мы, наснимав за день сюжетов для своей передачи, двигали туда. Приятно, знаете ли, после долгого трудового дня, после всех этих синхронов с муниципальными чиновниками и стенд-апов на фоне очередного отремонтированного детского садика, посидеть и расслабиться в обществе коллег, выпить болгарского бренди «Плиска», закусив его квашенной капусткой с брусникой (именно так!) и сарделькой с картофельным пюре. И не упрекайте, не вздумайте упрекать нас за это! – мы и без вас знаем о том, что бренди не закусывают квашенной капустой, что это есть моветон. Но что прикажете делать? – поколесив весь день по городу на съёмочной машине, вечером уже чувствуешь себя настолько разбитым и голодным, что тебе уже несколько безразлично, каким алкоголем поднимать тонус и какими закусками утолять голод. Уже не до того, чтобы думать о правильных сочетаниях «выпивка-закуска». Да и не было в дом-актёровском баре в те времена ничего, кроме «Плиски», сосисок этих с пюре, да квашеной капусты с брусникой…


На фото: это мы не в Доме Актёра - это вся наша съёмочная группа в БайкалБизнесЦентре.
2000 год, мы чего-то там выиграли и получили диплом

Нередко бывало так, что в баре кто-нибудь нажирался в хлам, и тогда такую «жертву алкогольного фронта» выводили из бара охранники. Дальше – в зависимости от ранга «жертвы»:или на мягкий диванчик в фойе в ожидании такси - или руки за спину, и с крыльца - мордой в талый сугроб. Но рассказ не об этом, а совсем о другом. Читаем? )
dneprovskij: (Я вас всех вертел!)
Вообще-то, здесь уместнее говорить не об одной, а о целых двух выходках иркутских блоггеров: первая имела место быть еще в самом начале марта, а вторая – ровно неделю назад, в минувшую пятницу.

С чего всё началось?... Наверное, с того, что несколько лет назад уважаемый ДГ создал в Живом Журнале Сообщество «История Иркутска», и была среди участников этого славного Сообщества хорошая традиция: организованно шляться по музеям. Традиция эта в последние годы как-то сошла на нет, но тут вылез Я, Любимый, и предложил господам Со-общникам посетить Иркутский Музей связи. Предложение было встречено с традиционным иркутским энтузиазмом (т. е., откликнулись на него всего человек шесть-семь), а дальше… Дальше ОАО «РосТелеКом» в лице моей бывшей однокурсницы, а ныне Пресс-секретаря Иркутского филиала кампании Гульнары Веселяшкиной и бессменного директора Музея Виктории Николаевны Чебыкиной, любезно распахнуло двери ведомственного музея перед группой молодых и не очень любителей родных пепелищ и отеческих гробов. Их, кстати, вы и видите на фотографии:




Не в силах и далее удерживать Уникальный Фотоотчёт о нашем посещении Иркутского Музея Связи, я выставляю его на своих страницах – естественно, с комментариями и пояснениями

Осторожно! Ещё 99 крупных фотографий! Рвёт ленту напрочь! )
dneprovskij: (Доберман-1)
Собственно, "банкет", то есть встреча с бывшими коллегами в неформальной обстановке ДомАктёровского бара состоялся несколько дней назад, после торжественного вечера, проходившего в Иркутском Драмматическом театре. А посвящены все эти мероприятия были 55-летию нашей дорогой и родной Иркутской Государственной Телерадиокампании, начавшей своё вещание 31 декабря 1957 года. Ни про официальную торжественную часть, ни про наше уютное застолье здесь я рассказывать не буду: официальные праздничные мероприятия всегда похожи одно на другое, и, как всегда, на них награждают сотрудников бухгалтерии и тех, кто поближе к начальству - а уж о чём мы там на нашем неофициальном банкете в ДомАктёровском баре говорили, вам и вовсе не интересно. Я - о другом, совсем о другом...

На фото: строительство ретрансляционной мачты в Иркутске, 1956 год.

Во-первых, как это ни банально звучит, но я хочу просто поздравить с этим юбилеем всех тех, с кем мне посчастливилось работать на ИГТРК (а я знаю, что Алла Львовна, например, мой журнал читает - может быть, прочтёт эту запись и ещё кто-то). Уже десять лет прошло с того времени, как было принято Высокое Решение о Глобальном Сокращении эфира для региональных подразделений ВГТРК, уже все мы работаем в совершенно других структурах - а те годы, когда мы все были командой, всё равно вспоминаются с удовольствием. И - спасибо всем вам, дорогие коллеги - журналисты. операторы, видеоинженеры, звукорежиссёры, и вообще, все-все-все! Это было здорово!

А во-вторых... Во-вторых, есть ведь, что вспомнить и о чём рассказать, правда? Я уже публиковал здесь, на страницах своего ЖЖурнала, некоторые наши телевизионные байки - а теперь хочу предоставить слово своим коллегам-телевизионщикам - им тоже есть, о чём рассказать. Ну, а всем моим постоянным читателям и случайным гостям этого ЖЖурнала - просто,весёлого чтения! )
dneprovskij: (Былое и Думы)
Многие, кто в середине 1990-х годов ещё смотрел телевизор, наверное, помнят мелькавший в какой-то рекламе кадр с Юлием Гуссманом, повесившим себе на шею здоровенного питона. Однако, далеко не все знают, что первым телеведущим, появившимся на телеэкране с питоном на шее, был вовсе не какой-то там Гуссман. Таким телеведущим был я. Когда тебе немногим за двадцать, и ты каждую неделю маячишь на телеэкранах, и дорогие телезрители тебя узнают на улицах, и девчонки влюбляются, то грех упускать такую возможность и не покрасоваться со змеюгой на шее - в особенности, если тебе за это хорошо платят и поблизости есть оператор с включенной телекамерой.


На фото: мой "живой галстук" был примерно такой вот расцветки...


Нам предстояло снять первый в городе частный микро-зоопарк. На организацию этого частного предприятия какие-то деньги выделила городская администрация - а это значило, что показать микро-зоопарк и рассказать о нём мы были обязаны: мэрия платила нам деньги за "создание положительного иммиджа городской администрации" на областном телеканале, а с его помощью - и у жителей города и области. Впоследствии, когда мэр родного города выдвинул свою кандидатуру для участия в губернаторских выборах, и, в конце концов, стал губернатором, вложеные в содержание и раскрутку нашей передачи деньги отбились с лихвой. Но мы не будем о грустном - мы будем о весёлом и страшном: о курящих обезьянах и хулиганствующих питонах. А о мэрах и губернаторах не будем: идут они все подальше... 

Итак.Тележурналист рискует жизнью всегда. Даже когда снимает мирные сюжеты о животных. ВНИМАНИЕ! +18! )
dneprovskij: (Журналистика и ТВ-байки)
Во-первых, поздравляю всех своих коллег - бывших и нынешних - с сегодняшним праздником, с Международным Днём Работников Телевидения! Всем - интересных съёмок, содержательных синхронов, картинок без пересвета, качественного монтажа, воодушевлённой начитки, лёгкой озвучки и сведения без браков! Ну, и всего в том же роде... :)

Ну, а во-вторых - очередная журналистская байка (даже не одна, а две в одной) - в качестве презента. От меня.


В гонорарную кассу мы с Ингой ходили вдвоём. Я тогда работал в газете, а Инга внештатила у нас, готовила материалы по вопросам охраны природы. Она тогда работала пресс-секретарём в каком-то природоохранном департаменте, и была, что называется, "в теме". А вдвоём мы ходили в кассу потому, что если бы Инга пошла туда без меня, то ей бы, скорее всего, ничего бы не заплатили - сказали бы, что "...сегодня денег нет, зайдите через пару недель". А когда мы заходили вдвоём, кассирше оставалось только тяжело вздохнуть, и выплатить деньги и мне, и Инге.


На фото: пропуск на посещение бара Иркутского Дома Актёра. В этом баре, собственно, и происходила кульминационная часть этой истории...

Вообще, получение денег в той паскудной конторе, в которой я работал тогда, было тем ещё приключением! Хозяин этой конторы, бывший комсомольский секретарь и бывший журналист Ефим Гольдберг был человеком, мягко говоря, прижимистым. В цокольном этаже здания, в котором размещалась наша редакция, Ефим открыл бар и мясной магазин. И каждый месяц в тот самый день, когда нам должны были выплачивать жалование, кассирша получала наши деньги в банке и везла их Ефиму - а он "прокручивал" их через магазин и бар: закупал на мясокомбинате мясо, на оптовом складе - водку и вино, и всё это реализовывал через свои коммерческие структуры. И только тогда, когда наши зарплаты и гонорары "оборачивались" и приносили нашему шефу и его ближнему окружению навар, мы могли, наконец, получить свои, потом и кровью заработаные денежки.

Но это - ещё не всё )
dneprovskij: (Default)
Господа, скажите, вам известен вот этот персонаж:


Признаюсь честно: с тех пор, как в 2002 году я выключил телевизор, я его ни разу так и не включал (а потом и вовсе подарил его Детской цирковой студии), и с тех пор никакого понятия не имею, кто-кто в теремочке живёт. Поэтому и не знал, что за Максим Шевченко такой... Теперь, правда, знаю, что он за сказочный герой - и не могу сказать, что единожды лицезрев этого парня "в живую", захочу когда-либо ещё раз пообщаться с ним. Гастарбайтер - он и есть гастарбайтер: ни вести себя в нашем цивилизованом обществе не умеет, ни языка нашего великого и могучего не знает - а всё туда же!... Требует, понимаете ли, к себе уважения и толерантного отношения.

Впрочем, обо всём по порядку расскажу )
dneprovskij: (Default)

Фото Юоия ГУКОВА, взято отсюда:  http://www.gukov.ru/asp/photoalbumCard.aspx?noparma=ziwk&Gid=320.2&Mode=viewPhoto ;

Никогда не пейте водку с телевизионными операторами: во-первых, пить в таких количествах просто опасно для жизни - а во-вторых, всё равно, из этого поединка вы не выйдете победителями. Вот с журналистами - сколько угодно! Журналисты - существа, в большинстве своём, хоть и вредные и въедливые, но вы, по крайней мере, пьянеть с ними будете на равных - а если уж найдёте в их компании какое-нибудь приключение на свою дурную голову, то журналисты придумают, как вас (и себя, разумеется!) "отмазать". Но с операторами не пейте! Эти представители многочисленного и разнообразного отряда масс-медиа постоянно таскают на своих плечах целую кучу тяжеленной техники: разные камеры, штативы, осветительные приборы - по сему и здоровы, как кони породы "русский тяжеловоз". И, в силу этого, крепкие алкогольные напитки они пьют не рюмками - они пьют стаканами.

Помню, во времена моего мрачного телевизионного прошлого, устав после тяжёлого съёмочного дня, мы с нашим оператором Гарри неизменно направлялись в бар Дома Актёра или в бар ДомЖура, и там снимали напряжение при помощи алкоголя. Мы брали бутылку коньяка или бренди (ну, или уж, на худой конец, водки - если вдруг не оказывалось ничего другого), садились за столик, и Гарри разливал: мне - в рюмочку, себе - в гранёный стакан. До краёв. Через две рюмочки бутылка заканчивалась - и Гарри заказывал следующую... Причём, держались мы с ним на равных...



Но я сегодня не о посиделках в душных барах творческих союзов собирался рассказать. Я собирался рассказать - и расскажу! - о том, как операторы расслабляются на природе. Рассказ этот, помимо всего прочего, должен ещё и предостеречь юных дев любого возраста от опасного соблазна. Запомните, дорогие дамы: если пригласившие вас провести недельку-другую на природе мужчины - телеоператоры, то крепко-крепко подумайте, прежде, чем принимать приглашение. А уж взяв на себя смелость и приняв приглашение телеоператора, освежите в своей памяти правила таких очень спортивных игр, как преферанс, например. Возможно, именно "преф" поможет вам не только с пользой провести время, но и отмстить им, мужикам - гадам и обломщикам! )
dneprovskij: (Журналистика и ТВ-байки)
Обычно, ёлку из квартиры мы с женой убираем через неделю после Старого Нового года. И это значит, что всё - закончилась Рождественская сказка... А вот рождественская (вернее, новогодняя) байка из жизни Крутых Тележурналистов так и осталась, оказывается, не рассказанной. Поэтому, спешу исправить эту ошибку, и рассказываю - вдогонку уходящим праздникам.
Рождественская сказка

Есть на телевидении такая штуковина, которая называется ПТС - Передвижная Телевизионная Станция - и предназначена она для ведения прямых трансляций с места событий. К примеру, начнутся где-нибудь в городе массовые беспорядки или ещё чего-нибудь в этом роде - пожалуйста, бери автобус ПТС, отправляйся к месту событий, и веди, на здоровье, прямой репортаж, держи дорогих телезрителей в ежесекундном напряжении! Когда всё уляжется, телезрители тебя на улицах узнавать, наконец-то, начнут, в маршрутке место уступать будут, и прочая народная любовь и популярность... Но, в силу того, что ничего такого подобного в родном городе никогда не происходит, передвижные телевизионные станции у нас от века работают только на освещении одного-единственного ежегодного массового беспорядка - ведут прямые репортажи с матчей местной хоккейной команды "Сибскана" с какими-нибудь заезжими командами.

Две передвижных телевизионных станции оборудованы в огромных автобусах типа "сарай на колёсах". выпущенных Львовским автозаводом ещё в эпоху развитого сверх всех пределов социализма, и на борту одного из них, кажется даже, по сей день, красуется надпись "Телевидение СССР" - так что, мне эти автобусы всегда напоминали какие-то артефакты глубокой древности, вроде древнегреческих руин или курыканских крепостей на Байкале. В своё время они были очень даже востребованы: в семидесятые годы их регулярно подгоняли к зданию местного обкома КПСС, чуть там начинался какой-нибудь пленум - и тогда, на протяжении целых пяти-шести часов телезрители огромной области имели удовольствие  слушать доклад первого секретаря обкома партии товарища Банникова об успехах в области сельского хозяйства. А ещё ПТСки в те годы регулярно выезжали на главную городскую площадь на 7 ноября, 1 и 9 мая - и тогда те, кому повезло "откосить" от обязательного участия в праздничной демонстрации, имели возможность прямо из квартиры наблюдать за теми, кому "откосить" от этого дела не удалось. Такое вот "поле чудес" совецких времён...

Рассказ о том, чего НЕ СТОИТ делать на телевидении в новогоднюю ночь ).
dneprovskij: (Журналистика и ТВ-байки)


Среди множества тоталитарных сект, превращающих своих адептов в послушное орудие, коим манипулируют "гуру", наши исследователи-сектоведы упорно не хотят замечать самую, пожалуй, старую и многочисленную. А ведь, меж тем, секта эта действует в богоспасаемом Отечестве нашем уже более полувека - действует вполне открыто и деятельности своей не скрывает; более того: секта эта владеет в России огромным количеством земель, подчас - в самых живописных уголках, среди лесов, по берегам озёр и рек. И каждый год члены этой деструктивной секты захватывают всё новые и новые участки земли - и очень быстро превращают их в нечто унылое, заваленное разным хламом и строительным мусором, застроенное какими-то уродливыми сооружениями, меж которых сектанты, одетые в обноски и лохмотья, едва прикрывающие их наготу, копошатся с мая по октябрь, возятся с какой-то вонючей и ядовитой химией, поклоняются органическим останкам жизнедеятельности скота и совершают прочие мерзости.

Имя этой секты - Свидетели Гигантского Огурца и Жрецы Последнего Помидора, навозопоклонники и адепты компостного культа )
dneprovskij: (Журналистика и ТВ-байки)
УВАЖАЕМЫЕ ТЕЛЕЗРИТЕЛИ!

ЕСЛИ ВМЕСТО МЕНЯ ВЫ ВИДИТЕ НА СВОИХ ГОЛУБЫХ ЭКРАНАХ ТЕЛЕВИЗИОННУЮ ИСПЫТАТЕЛЬНУЮ ТАБЛИЦЦЦУ...
...ЗНАЧИТ, СЕГОДНЯ У НАС - 21 НОЯБРЯ, МЕЖДУНАРОДНЫЙ ДЕНЬ РАБОТНИКОВ ТЕЛЕВИДЕНИЯ! И, СЛЕДОВАТЕЛЬНО, ТЕ, КТО СЕЙЧАС ДОЛЖЕН СИДЕТЬ ЗА ПУЛЬТОМ И ВЕСТИ ТРАНСЛЯЦИЮ, УЖЕ ЛЕЖАТ ПОД ПУЛЬТОМ И ВЕДУТ НЕТОРОПЛИВУЮ БЕСЕДУ. МЫ - ТОЖЕ ЛЮДИ, НАМ ТОЖЕ ПРАЗДНИКИ НУЖНЫ.

С УВАЖЕНИЕМ, ДИКТОРСКАЯ СЛУЖБА ВАШЕЙ ЛЮБИМОЙ ТЕЛЕКАМПАНИИ.


Ладно, это шутка была. А сейчас - рассказец будет, из нашего недавнего телевизионного прошлого.

Мне уже и здесь, в LJ, друзья намекнули, и мои друзья в реале давно говорят, что пора бы уже собрать все эти байки и рассказы, которые я в своём журнале публикую - да и издать книжку. А мой старинный друг, доктор Рюрик Мартинсон требует, чтобы это была не просто книжка рассказов - но именно рассказов о телевидении и телевизионщиках. "Я, - говорит доктор Мартинсон, - просто обожаю твои телевизионные байки читать! Иной раз, - говорит, - сижу на работе, да и заглядываю к тебе в ЖЖурнал, и с удовольствием тебя почитываю. Только вот, про телевидение ты почему-то пишешь мало...".

С доктором Мартинсоном я ссориться не хочу - да и повод сегодня вполне подходящий для такого рассказа. Поэтому - читай, доктор Мартинсон - и вы, дорогие друзья, тоже читайте очередное Правдивое Повествование о Нелёгкой Жизни Работников Прямого (а также - и Кривого, и Косого!) Эфира...

Как телевизионщики сходят с ума и сводят с ума телезрителей )
dneprovskij: (Журналистика и ТВ-байки)


В обеденный перерыв сидим в телецентровском буфете - уже пообедали, теперь кофейничаем и курим: буфетчица Дина Эдуардовна разрешает нам здесь курить, когда больше никого в буфете нет. Ну, в самом деле: не тащиться же с чашкой ароматного кофе в грязную телецентровскую курилку, где даже присесть негде. Сидим втроём: Наташка, я - и Гарри, оператор РТРовского корпункта. Не помню, о чём болтали - но вдруг он поворачивается ко мне, и говорит:

- Слушай, старина! Ты в детстве рогатки делал?

Вопрос был совершенно неожиданный - но я, тем не менее, отвечаю:

- Да, вроде бы, делали чего-то такое. Правда, не помню, чтобы я в детстве с рогаткой бегал... А, собственно, зачем это тебе?

- Да вот, - отвечает Гарри, - хочу себе рогатку сделать, - и на этих словах извлекает из кармана самую настоящую деревянную рогатину, только без резинки, - и вот думаю, какую бы резину на неё натянуть... Помнишь, раньше в аптеках продавался такой серый жгут для перетягивания ран? Вот из него резина на рогатки была - в самый раз! Тугая, прочная, бьёт далеко!...

- Игорь! - смеётся Наташка, - да ты, никак, в детство впал! Зачем тебе рогатка? Хочешь Генеральному в лоб пульнуть?... - и опять смеётся.

Здесь нужно сразу же оговорку сделать: из всей, сидящей за столом компании Гарри - самый старший: ему тогда уже за тридцатку перевалило. Да и не производит он впечатления инфантильного подростка: наоборот - Настоящий Индеец, мачо этакий, девчонки на него смотрят, вздыхая...

И здесь он, буквально, убивает нас своим ответом!... )
dneprovskij: (Доберман-1)

...Обычно, желая выразить своё полное безразличие чьей-либо судьбой или какой-то проблемой, люди произносят расхожую фразу: "...Да плевал я на всё это с высо-окой каланчи!..." В Иркутске - всё по-другому: здесь, для того, чтобы продемонстрировать наплевательское отношение к городу и его истории, все - и власти, и горожане - плюют не с каланчи, а на каланчу. Плюют уже десять лет...


Найти новый, ещё никем не использованный прежде, сюжет для материала - редкая журналистская удача; найти новую точку для панорамной съёмки города - дело профессиональной чести для любого телеоператора. Ну, а подняться на старинную пожарную каланчу - об этом, думаю, мечтал когда-то каждый мальчишка - вне зависимости от того, есть ли в городе, где он живёт, старинная пожарная каланча, или нет. Нам с моим оператором повезло: на старинную пожарную каланчу, которая в Иркутске пока ещё есть, мы поднялись: оператор взял несколько панорам города - а я подготовил материал, и рассказал в своём видеосюжете историю и самой каланчи, и иркутских пожарных. Случилось это десять с небольшим лет назад, в декабре 2000 года.


Вместе с нами, по узкой винтовой лестнице на каланчу поднимался майор (тогда ещё) УГПС ГУВД Сергей Николаевич Чащин. Вместе с ним мы готовили тогда этот сюжет - и, взбираясь по ступенькам наверх, Сергей Николаевич продолжал свой рассказ о том, как в 1901 году Третья Пожарно-полицейская часть города Иркутска, наконец, вселилась в новое здание пожарного депо, каланча которого была самой высокой в городе; как по этому радостному случаю состоялся банкет, на который был приглашён генерал-губернатор; как нынче летом здесь, в отреставрированном депо, откроется Музей пожарного дела - и в сотый, наверное, раз напоминал нам о том, что ждёт нас на открытие этого музея...

О музее, которого в Иркутске нет; о пожарной каланче, которой в Иркутске скоро не будет. И о любителях карнавалов и бутафорских "исторических кварталов"... )
 
dneprovskij: (поздравительно-приветственная)


Ровно восемь лет (если быть точнее - восемь лет и два дня назад) в мой родной город вернулся Государь Император. Наша съёмочная группа вымоталась в тот день, наверное, как никогда прежде - но, всё равно, воспоминания об этом дне остались самые приятные. И даже дегенеративная выходка местных нацболов, попытавшихся, было, испортить людям праздник, и тогда, и сейчас воспринимается не иначе, как на редкость тупая шутка (никем и не замеченная, кстати).

Итак, 3 сентября 2003 года, после долгих споров о "целесообразности" восстановления исторической справедливости, не смотря на истерику, поднятую местными коммунистами и "либеральной общественностью" с истфака Университета, памятник Его Императорскому Величеству, Государь-Императору Александру III был восстановлен в Иркутске на своём законном месте - на сохранившемся пьедестале на набережной Ангары. В пост-совецкой России ничего не делается просто. Совсем ничего. А уж восстановление памятников членам Императорской Фамилии - дело и вовсе, казалось бы, безнадёжное...

Но у иркутян - получилось! )


Я говорил в самом начале о том, что торжество иркутян пытались сорвать члены местной ячейки лимоновской Национал-большевицкой партии. Эти деятели залезли на крышу бывшей губернаторской резиденции - Научной библиотеки Университета, знаменитого иркутского "Белого Дома" (да, есть в Иркутске свой "Белый Дом", построенный по проекту Дж. Кваренги!) - и развернули какую-то огромную грязную простыню, на которой чёрной краской было намалёвано: "Монархия не катит!" - но их эскапада осталась незамеченной: дело в том, что все зрители в этот момент стояли, развернувшись спиной к "Белому Дому" и смотрели на памятник. Так что, единственными, кто по достоинству оценил выходку "лимоновцев", были сотрудники ГУВД, которые сняли этих уродов большевиков с крыши - и препроводили их в более подабающее для буйнопомешанных большевиков место. Потом говорили, что на Александровской площади были задержаны ещё двое ущербных нацболов, которые пытались сорить листовками - но чего не видел, того не видел... Да и стоило ли вообще вспоминать об этом? 

*     *     *     *     *
...Закадровый текст видеосюжета об открытии памятника Императору Александру III, который вышел в эфир, начитывала Наташа. Она предлагала сделать это мне, но я отказался: в конце концов, это она летала в Питер, брала интервью у скульптора, снимала и отливку памятника, и установку фигуры на постамент перед открытием - так что, по сути, это был её сюжет. Ну, а мне на память остался именной пригласительный билет - да фотография, которая была сделана через несколько дней после открытия памятника, когда схлынул народ... 

 Памятник основателю ТрансСиба.


dneprovskij: (Default)
История эта имела место быть лет десять назад, во время посещения делегации Иркутской мэрии базы Тихоокеанского флота, и, в частности, атомного подводного крейсера "Иркутск". А так как до сих пор никто из участников этого мероприятия не может без бурного веселья вспоминать эту историю, то я решил взять на себя смелость, и поведать её Urbi et Orbi.


На фото: атомный подводный крейсер "Иркутск". Фото с сайта http://as.baikal.tv/phbase/list.html?main=17&sub=44&string=&page=1

Что такое атомная подводная лодка, думаю, нет никакой нужды никому объяснять. А вот почему одна из субмарин Тихоокеанского флота носит имя моего родного города, думаю, нужно сказать несколько слов. Правдивая история о том, как наглый кот с рыбиной в зубах едва не опозорил экипаж атомного подводного крейсера )
dneprovskij: (Журналистика и ТВ-байки)



Лиля была девушкой, что называется, с амбициями. Плюс к этому - писала школьные сочинения на "отлично". Ну, и куда ей было поступать после окончания школы? Естественно, на отделение журналистики филфака Университета. Куда ж ещё?... Однокурсники вспоминают, что и в Универе Лиля всегда была, что называется, на виду: она, словно маленький электросамовар, постоянно бурлила, и идеи - самые разные - выплёскивались из Лильки, словно капельки кипятка. Поэтому, находиться с ней рядом было, попросту, опасно: того и гляди, ошпарит креативом.

Закончив Университет, Лиля очень рьяно принялась завоёвывать место под солнцем: уж не знаю, как так получилось, но уже через год-полт ора после того, как её приняли в штат газеты "Вечерние Новости", Лиля оказалась в кресле главного редактора. Вот здесь-то она развернулась по полной! Как я уже сказал, идеи в Лилькиной голове так и бурлили - и получив под свою ответственность выходившую ежедневно восьмиполосну ю газету, Лиля обрушила всю мощь своего креатива на головы несчастных жителей полумилионного города.

Нет, я не хочу сказать, что её идеи были плохи, или, скажем, оторваны от повседневных нужд и забот читателей - ничуть не бывало! Идеи у неё были замечательные, рождавшиеся в её головке замыслы должны были изменить жизнь города и его обитателей в лучшую сторону, сделать всех "нас с вами" добрее и лучше - только вот, получалось из этого чёрт знает, что...

О том, какие разрушения может совершить журналист, руководствуясь исключительно благими побуждениями )*     *     *     *     *

...Лилька до сих пор работает в газете. Не в "Вечорке" - "Вечорка", не без её стараний,прекратила своё существование. А Лилька работает в какой-то другой газете, и я очень рад этому. То есть, я очень рад тому, что она работает в газете, а не на телевидении, предположим. Ибо, у меня просто перехватывает дух, когда я представляю, какие бы глобальные преобразования совершила бы Лиля, если бы кто-то допустил её до телеэфира.

А вы говорите - экстремисты, террористы... 
dneprovskij: (Журналистика и ТВ-байки)

На фото: вид на Иркутский Телецентр с дамбы острова Юности. Слева от телевизионной мачты - белое двухэтажное здание Телецентра. Фото сделано осенью 2008 года.

...После планёрки у Главного, все сидели мрачные. Сидели в своей "новостийной" монтажной, курили, перебрасывались редкими фразами, но всё больше молчали. Настроение у всех было весьма и весьма поганое: разбирая один за другим, все недельные эфиры, Шеф не упустил никого, каждому выдал "по заслугам" - а в конце планёрки заявил, буквально, следующее:

- Короче, чтобы больше в эфире никаких "соплей в сахаре"! И запомните: все эти художественные выставки и театральные фестивали с фуршетами существуют для того, чтобы журналисты там пили и жрали на дармовщину - а не для того, чтобы выдавать о них новостийные сюжеты на три минуты! Всё! с сегодняшнего дня - по двадцать пять секунд на "культур-мультур", а остальное - на "забой"! Ищите "забой", носом землю ройте - но чтобы он был!!!... И не вздумайте отделываться тем, что дают вам гувэдэшный и пожарный пресс-центры - ищите сами!

Под "забоем" шеф подразумевал чернуху и жесткие криминальные новости - пожары, убийства, грабежи, крупные афёры, скандалы с обманутыми вкладчиками... Все прекрасно понимали, чего требует от них начальство.

В тот день был снят самый "забойный" сюжет за всю историю Службы Новостей. Только зрителям мы его не показали. По ряду причин... )
dneprovskij: (Журналистика и ТВ-байки)

Вчера в беседе с LJ-юзером vlad47  вспомнил и рассказал в комментариях эту историю. Случилась она на одной из телекампаний, где мне довелось трудиться в девяностые годы прошлого века. Записывали мы в студии интервью с директором одной крупной сырьевой кампании. Интервью - что называется, "заказуха" махровая: на экране местный воротила должен рассказывать об успехах своего предприятия, о росте объёмов производства и благосостояния работяг - а ведущая должна задавать ему этакие слащаво-восторженные вопросы. Босс этот метил в кресло Губернатора области (сходи, малыш, к маме - она расскажет тебе, что в "шальные девяностые" в России губернаторов назначал не Дядя Пу - а, вроде, народ выбирал, ага).

Записывать интервью с нашим заказчиком мы посадили  "лицо канала" - этакую девочку-куколку: коленочки, грудка, мордашка, интеллект... Э, нет, последнее отсутствовало. И вот, отписались, наша девочка-куколка задала Большому Человеку те вопросы, которые я ей написал, а Большой Человек правильно сказал ответы на них, которые ему написал его пресс-секретарь (ну, мы этот сценарий вместе писали, понятно). И вот, сидим после записи передачи, попиваем разный алкоголь и закусываем  деликатесами - и директор крупной сырьевой кампании начинает под балычок-коньячок-красную икорку рассказывать нам о реальном состоянии отрасли. При этом, в застольной беседе он больше обращается ко мне и к нашему режиссёру: мы с ним давно работаем, он нам вполне доверяет... А рассказывает, между прочим, очень страшные вещи: о рейдерстве, о демпинговой цене, о том, что российскую нефть в США закачивают в пустые соляные шахты - резерв на будущее создают... И тут вдруг, совершенно неожиданно наша девочка-куколка, которая доселе сидела и только хлопала глазками с большими накладными ресницами, подаёт голос: " - Ах, как интересно! Ну почему же Вы об этом в интервью ничего не рассказали?! Пойдёмте в студию, перепишем!...".  И на этих её словах повисает пауза. ТЯЖЁЛАЯ ПАУЗА. И в наступившей тишине наша режиссёр говорит медовым голосом нашей девочке-ведущей: " - Леночка, можно тебя на минуточку?" - и уводит её. Насовсем.  А я начинаю оправдываться перед Большим Человеком и основным рекламодателем: " -Не обращайте внимания, она - просто, глупышка! У неё в одно ухо влетело - из другого вылетело... Ну, мы же с Вами понимаем..." - и всё в том же духе. Вспоминать противно.

Нашу "куколку"  уволили через полгода после этого случая. Уволили за то, что умудрилась вставить в один из своих репортажей такую фразу: "Уже потом, когда мы отключили камеру, губернатор пояснил нам, что на самом деле...".

И вот сейчас я вспоминаю её, и думаю: действительно ли, она была такой "куколкой-глупышкой", за которую мы принимали её?

Или... 
dneprovskij: (Журналистика и ТВ-байки)
Случилось это на самой заре выхода в эфир нашей передачи.

В те времена "Иркутское время" ещё не превратилось в сухой телеотчёт о деятельности мэра и его команды - тогда мы ещё рассказывали в эфире и о новостях культуры, и с разными интересными людьми встречались, и просто городских чудаков показывали. И истроическая страничка - моя бесспорная вотчина! - в передаче тоже была. Правда, снимали мы тогда вовсе не на "цифру" - какая такая "цифра"? мы о таком чуде техники даже и не слышали! - на обычный SuperVHS снимали. Ну, да в том не наша вина была... И деревья тогда были больше, и трава зеленее, и солнце ярче было...

Итак, дело было летом 1996 года. Условно обозначив темой передачи вечную тему дороги, пути, путешествия - и, естественно, вплетя в эту канву тему общественного транспорта - мы провели предварительный "мозговой штурм", и приступили к съёмкам.

А теперь - подумайте, пожалуйста: если мы снимаем передачу городской тематики, а "главным героем" выпуска является тема дороги, странствий и путешествий, а я ответственнен за "историческую составляющую" - то о чём/о ком я буду снимать исторический сюжет?... Не догадались? А ведь это - так просто, на самом деле! Конечно же, о извозчиках! О ком же ещё?...


Иркутск, конец XIX столетия. Пересечение Большого просп. и ул. Ивановской. Часовня Спасителя была поставлена на пожертвования иркутян по случаю чудесного спасения Императора Александра II от покушения террористов. Сейчас на месте часовни - памятник Сифи-ленину.
На фотографии видна извозчичья пролётка - вот об иркутских извозчиках, среди прочего, сегодня и расскажу...
 
Проблемма заключалась в самой малости:ни пролётки, ни лошади среди студийного реквизита я не нашёл. Даже если самому изображать лошадь, без пролётки - никуда! )
     
dneprovskij: (Журналистика и ТВ-байки)
Снег, солнце, всё тает... Дрянь погода, одним словом. Вот и вспомнилось...

На телевидении существует свой, несколько отличный от общепринятого, стандарт хорошей погоды. Дело в том, что снимать в солнечную погоду достаточно сложно: красоты природы и городские пейзажи - ещё ничего, а вот лица людей... От резкого солнечного света лица получаются красные - как у того персонажа, который из бани шёл, помните? Ну, тот, который "сам весь - не красный, а морда - красная!"... Вот и здесь - та же беда. Ну, а если оператор поставит человека, который должен быть в кадре, в тень, то лицо будет тёмным. Тоже, ничего хорошего...

Ухищрения телеведущих с тональным кремом, который наносится на лицо, тоже ни к чему хорошему не приводят: мало того, что оттенок может оказаться совершенно непредсказуемым, так ещё и таскать на своём лице эту маску, мечтать только о том, чтобы всё это поскорее закончилось, чтобы скорее смыть этот крем проклятый, под которым кожа вся испрела... Короче говоря, кто как - а я тональником старался никогда не пользоваться.

Вот и получается, что самая лучшая для телевизионщиков погода - это когда нет солнца, когда небо облаками затянуто. Так - ни солнца, ни дождика, ни снега, а просто - хмарь висит... Лучшего и желать нельзя.

Ну, а мы работали не в новостях, а делали получасовую авторскую передачу о любимом городе. Передача выходила в эфир каждую неделю, и два дня мы отдавали съёмкам, а ещё целый день - тому, чтобы смонтировать и озвучить всё, что мы там наснимали. К съёмкам готовились заранее: созванивались и договаривались с участниками будущей передачи, прикидывали в уме общую канву сюжетов, составляли предварительный план передачи, и только после этого - "в поле". На съёмки, то есть.

Заказывать на съёмки машину, оператора - равно, как и заказывать после съёмок монтажную аппаратную, дежурного видеоинженера и звукорежиссёра - обязанность режиссёра, работающего на программе. И этот же режиссёр заказывает для съёмок в програмном отделе кассеты, договаривается о том, чтобы съёмочную группу пускали везде, где нужно, предоставляли возможность отснять всё, что нужно... Очень ответственная работа у режиссёра передачи.  А наша режиссёр Галина - человек не только крайне ответственный, но и достаточно мягкий - для такого любителя шуток и розыгрышей, как ваш слуга покорный - постоянный объект коварных козней.

И вот однажды Впрочем, читайте сами...  )

Profile

dneprovskij: (Default)
dneprovskij

March 2017

S M T W T F S
   12 34
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 06:55 am
Powered by Dreamwidth Studios