dneprovskij: (поздравительно-приветственная)
Жил-был Художник Борис. Он родился в сорок восьмом, и прожил сорок восемь лет, и умер в девяносто шестом. И перед тем, как он умер, над городом сгустилась Тьма: дело было зимой, а зимой Тьма приходит очень рано. Поэтому, Борис сначала включил в мастерской электрический свет, и только потом - умер. Он не собирался умирать - он собирался работать, но он умер - а электрический свет в мастерской так и горел целых две недели, пока кто-то не обратил на это внимание. Сначала постучали в дверь мастерской, думали - откроет, как всегда, лохматый, голый, в офицерских сапогах и цыганской шляпе, с топором в руке. Но он не открыл - он умер, просто об этом ещё никто не знал. Постучали другой раз, третий, затем начали ломать дверь:

...Ломают дверь, и долбят лаз в стене -
О, что вам, право, за нужда во мне? -
Я - умер. Я давно уже остыл.

В бреду я повторяю многократно:
"Мне быть на вас похожим неприятно!"


Когда дверь взломали, тогда всё и узнали. Свет горел уже две недели - ведь на город опустилась Тьма. Всё это время Борис был мёртв: ведь он умер. А на мольберте стоял новый холст, натянутый на подрамник, и рядом лежали кисти, и краски на холсте ещё были совсем-совсем свежие, и не успели высохнуть. И лишь любимая девочка Бориса, кукла Браби, смотрела на вошедших выбитыми глазами с укоризной: мол, что же вы так долго сюда не шли?...



Борис подобрал эту Барби на какой-то свалке. Он вообще тащил к себе в мастерскую всякий сброд - Барби (которая на самом-то деле была Варькой), Натэллу, Изабеллу, плюшевого тигра Шерхана... художника Коренева, художника Мошкина... искусствоведа Тамару Драницу... поэта Шманова... меня... Я же говорю: всякий сброд тащил он к себе в мастерскую! - тех, кого встречал на улице, кого находил на улице. И потом мы сидели в мастерской на Уткина, и пили водку, много водки... художники, поэты, сломанные куклы, выброшенные игрушки - все пили водку в мастерской Десяткина. Водка хранилась в холодильнике, который давно не работал. И под столом, возле электрообогревателя, тоже хранилась водка - но электрообогреватель тоже не работал, как и холодильник. В этой мастерской работал только Борис - а рядом с ним, знаете ли, трудно было на что-то претендовать, на какой-то профессионализм, на какое-то мастерство... Вот холодильник и электрообогревателем и не работали.

О том, что было После Смерти )
dneprovskij: (Я вас всех вертел!)
Милостивые Государи,

Дорогие друзья!


Не стану долго задерживать сегодня ваше благосклонное внимание - перейду сразу же к Делу. А Дело в том, что живёт в моём городе замечательный человек, моя коллега и однокурсница, Анастасия Яровая, которую я, по старой студенческой дружбе, зову просто Настей.

Настя - в самом деле, удивительный человек, каких мало: скажите на милость, многие ли из вас, даже имея средства, готовы раскошелиться на то, чтобы вот так, просто взять и выпустить на свои кровные книгу со стихами или повестями-рассказами своих друзей? Нет, господа, я не беру вас на "слабо" - я просто спрашиваю...

Нынешней весной Настя Яровая разослала письма всем нам, своим старым и не очень старым друзьям - однокурсникам, и коллегам, и просто добрым знакомым, стихи и прозу которых она читала, в том числе, и здесь, в Живом Журнале. В письме Насти было предложение, от которого ни один уважающий себя автор не смог бы отказаться: "друзья, выберете из своих произведений что-то, что особо дорого лично вам, - писала она, и пришлите мне - а я включу ваши повести, рассказы и стихи в книгу, которую выпущу для вас в подарок к Новому году". Скажите, вы отказались бы принять участие в таком совместном проекте? - а ведь Яровая продолжала соблазнять потенциальных участников, перечисляя имена тех, кто уже дал согласие на участие в сборнике. А своё согласие дали и Верноика Малова, и Ирина Рожко, и Юлия Язовская, и мэтр Аркадий Михайлович Давыдов, и ещё многие достойные люди... И, конечно же, и ваш слуга покорный не смог остаться в стороне: я тоже дал для публикации в этой книге небольшую повесть.

Книга уже на подходе - вернее, на выходе из типографии. И я попросил Настю зарезервировать для меня десяток экземпляров - вернее, не столько для меня (я-то свой авторский экземпляр получу) - сколько для вас. Для тех из вас, кто готов заказать эту книгу.

Ниже я публикую текст нашей небольшой беседы с Настей - а вам сообщаю, что заказать книжку вы пока можете успеть и у меня. Для этого свяжитесь со мной в комментариях или в разделе л/с, или через мой "Почтовый Ящикъ" - кому как проще. Цена одного экземпляра книжки составит 350 рублей без учёта пересылки.



ПРОЧТИ-2015 )

dneprovskij: (поздравительно-приветственная)
Я уже однажды писал о стукачестве - о том, как с этим обстоит дело в США. Сегодня решил написать о том, как это происходило в совецком союзе (и, скорее всего, происходит и в современной России). Того персонажа, о котором я хочу рассказать сегодня, я до сих пор вспоминаю с этаким смешанным чувством - иронии, брезгливости, и... жалости. Да-да, друзья, мне жаль его. Прошло с того времени уже почти двадцать пять лет - почти четверть века! - а я до сих пор, как будто бы, вижу его перед собою: невысокого, бледного, с небольшими залысинами и постоянными прыщами на лице...

Впервые он появился на нашем горизонте, кажется, весною 1990-го года. В тот, последний совецкий год, на площади перед универмагом "Торговый Комплекс" возникло что-то, вроде "иркутского Гайд-Парка". Собирались здесь те, кого тогда называли "неформалами": члены радикально-оппозиционного "Демократического Союза", бесшабашные  анархисты во главе со своим "батькой" Подшиваловым, суровые бородатые национал-патриоты из общества "Верность", задумчивые богоискатели Коля Кринберг и Валера Витвицкий, создавшие через полгода местную "ячейку" РХДД - ну, и мы с моим другом Дмитриевым (мы тогда представлялись членами некоего "Либерально-Консервативного Клуба", состоящего из нас двоих).

Рассказ о том, как Кровавая Гебня подослала к нам своего стукачка. И о том, как мы стукачка того нечаянно раскусили )

dneprovskij: (Я вас всех вертел!)
Эх, не для того друг мой Колька пять лет в Универе на журналиста учился, чтобы в конце концов, стать полицейским! Не для того, господа, нет! Он ведь устраивался-то на работу в милицию - а угодил в полицию. И теперь вот сидит у себя на участке, заявления всякие от граждан принимает... А былой филфаковский опыт и закваска позволяют ему среди всех этих заявлений находить настоящие шедевры эпистолярного жанра! - такие заявления Колька сканирует и бережно хранит в своём компьютере: говорит, что издаст их отдельной книгой, когда на пенсию выйдет. Книга будет называться: "Граждане казаки пишут письмо Нургали-Султану".

Я совсем не ожидал, что встречу Кольку именно в качестве полиционера. Я вообще не ожидал, что после Университета я его встречу: я думал, что он вернётся к себе, в свой райцентр Сибирск-Таёжный, станет редактором местной районки, или пресс-секретарём тамошнего мэра - а вышло иначе... Отправила меня редакторша газеты, с которой я тогда сотрудничал, к господам полиционерам: мол, поговори там с начальством - вдруг, да чего интересного для публикации в газете тебе расскажут? Я и пошёл.

Никогда не поите водкой российских полицейских! НИ-КО-ГДА! )

dneprovskij: (Default)
Был у меня когда-то друг; был - потому, что лет десять, как уехал из родного города куда-то на Дальний Восток - не то, во Владивосток, не то в Хабаровск. А уехал по той только причине, что почувствовал, что Иркутск стал для него тесен, что здесь он достиг уже всего, чего возможно достичь, а дальше бизнес развиваться в тесных рамках города уже не сможет. Вот и уехал... Иногда мы переписываемся с ним через "ОдноКвасЬников", даже созваниваемся - но, крайне редко: слишком занятой он человек... Правда, постоянно зовёт к себе, обещает место пресс-секретаря или начальника отдела развития. Но я, почему-то, не еду.
4fe8b8edac21 - Фото автора Скайстон на Имхонете

В 1992 году Антону было двадцать шесть, он только что закончил Университет. Но к этому времени, он уже был владельцем собственного небольшого издательства, цеха по производству пиломатериалов и нескольких коммерческих киосков, торговавших водкой-сигаретами-шоколадками и прочими товарами повышенного спроса. Кажется, это он открыл в городе первый магазин сэконд-хэнда - и, кажется, он же первый завёз в город столь популярные у Настоящих Мужчин зажигалки "Zippo" и карманные фляжки под вискарь. В те же годы он носился ещё и с идеей наладить в городе линию по производству шампуня:

- Ну подумай, старик, чем плохо будет, если у Иркутска будет собственный шампунь? - всякий раз спрашивал он меня во время наших разговоров - а я, смеясь, отвечал ему в таком духе, что да, мол, единственное, чего не хватает родному городу для полного счастья - это шампуня местного производства - с остальным-то, дескать, всё уже давным-давно решено, и полный порядок.

И вдруг Антон меня, да и не только меня, но и всех наших общих знакомых, здорово удивил:Оказывается, Богатые тоже плачут. А потом - смеются. Хорошо смеются, ибо смеются последними )
dneprovskij: (Лирика)
Уверен: Кешу помнят все - и не только однокурсники, ни и вообще, все, кто учился тгода в нашем корпусе на Чкалова, 2. И, даже больше скажу: его, наверное, не забудет никто из тех, кому хоть раз довелось с ним встретиться, и кому он читал свои стихи. Включая и тех гопников, которые сломали ему обе руки за эти самые стихи (ну, об этом речь ниже пойдёт). Согласитесь, друзья мои: наш сокурсник Кеша был мастером по части нанесения радости и причинения добра каждому, кто оказывался на его пути. Так вот, я думаю, что настало время поведать о нём Граду и Мiру.

Мне он сразу показался юношей подозрительным. Да, сразу же, с первых минут знакомства. Признавайтесь, дорогие однокурсники: кто сболтнул Кеше о том, что я внештатил на областном радио? Друзья, это принципиальный вопрос: из-за того, что кто-то открыл ему эту маленькую тайну, я потом от него месяца три бегал, между прочим! А он всё норовил всучить мне свой сценарий радиопередачи про Майкла Джексона! Ну, вы помните, что это было такое...

Кеша появился в нашей группе сразу же после зимних каникул, на первом курсе. У нас ещё тогда лекция была по теории и практике современной журналистики - и я, как всегда, опоздал. Вот Вика Малова меня сегодня в письме спросила, как это я всё так хорошо помню? - кто это и когда на первом курсе на какую лекцию опоздал, и всё такое?...Ну да, конечно ж - ТАКОЕ не забывается никогда!!! ).
dneprovskij: (Лирика)
...Наверное, я бы создал такую социальную сеть, честное слово!

Не возражайте, пожалуйста: я и сам знаю, что есть уже "Одноклассники. Ru". "Одноклассников" я презираю - впрочем, как и большинство своих одноклассников. Меня находит сидевшая во втором классе со мною за партой девица, превратившаяся в мордастую тётку, уже четверть века торгующую семечками на автобусной остановке "Кинотеатр "Баргузин"; меня приглашает дружить гнусный гопник, который в шестом классе спалил кошку... И мне хочется снести акаунт к чёртовой матери! Зачем они мне, ну зачем?... Да и нет у меня никакой ностальгии по школьному детству: по детству - да, есть. Но по школе...

"Одноклассники" считают фотографию классной и делятся ссылками; однокурсники фотографию не "считают", а пристально рассматривают. И делятся мыслями и воспоминаниями. Одноклассники приглашают принять участие в игре - а однокурсники приглашают приехать к ним в гости, на другой конец страны, или вовсе уж за рубеж - чтобы посидеть, побеседовать, вспомнить... Думаю, есть разница? То-то же. Поэтому, если когда-нибудь я запущу социальную сеть "Однокурсники. com", то там обязательно будут блоги. А если не запущу, то пусть эту идею реализует кто-то другой - дарю! Я, и без того уже, подарил всему прогрессивному человечеству достаточно идей - так что, если их будет ещё на одну больше, ничего принципиально не изменится. Был бы толк!...

Собственно, с чего это меня вдруг на тему однокурсников понесло? Да всё очень просто: не надо, наверное, никаких "однокурсников. com" выдумывать: здесь, в ЖЖурнале, я уже третий год читаю свою однокурсницу Веронику Малову, общаюсь с ней - а пару недель назад и с Настей Яровой пересёкся здесь же, на этой площадке. А позавчера ко мне Иришка заглянула - мы с ней задружились, и теперь увлечённо роемся друг у друга в журналах, комментируем записи друг дружки... А вчера, ночью уже, меня Юлька в друзья добавила, и прислала очень хорошее, тёплое письмо... Таха Шиверская тоже писала как-то, что собирается перебираться на эту площадку - не зарегилась ещё, правда, но - ждём-сЪ. А может быть, и ещё кого-то найду здесь.

Ладно, достаточно вводной части и предисловий, и прочих душеполезных рассуждений. Сегодняшний рассказ - о том, как группа 8131 отделения журналистики филологического факультета ИГУ свою первую стипендию получала, и едва не осталась без стипендии - по моей вине, между прочим (а не надо было меня старостой выбирать!).

Этот рассказ - для вас, дорогие мои однокурсницы.

ХАРМС, МЕНТЫ И ПЕРВАЯ СТИПЕНДИЯ )
dneprovskij: (Default)

Общага голодала. Натурально. Вся. Той степендии в сорок рублей, что выдавали старосты каждый месяц,  хватало, конечно, на чай-хлеб-сахар-макароны-сигареты - но ведь всё это нужно было ещё и купить. А с провиантом в городе было туго: я уже не говорю о том, что из всего этого списка в тот голодный 1989-й год без талонов продавали, разве что, хлеб - но ведь и эти талоны отоварить получалось далеко не всегда. Очереди, очереди, очереди на несколько кварталов и несколько часов - страна развитого донельзя социализма... Как-то, помнится,  в магазине на 1-й Совецкой сахару всем желающим не хватило, и тогда возмущённые тётки, отстоявшие за сахаром четыре часа кряду на февральском ветре, перекрыли уличное движение... Улица 1-я Совецкая ведёт из Центра в аэропорт - и по ней на самолёт спешил какой-то важный обкомовский хмырь... Получился конфуз и скандал: обкомовца, вылезшего из членовоза и принявшегося сочным ораторским басом разгонять толпу, чуть не побили те же тётки: в ответ на вопли комсючьего чинуши они заявили, что улица будет перекрыта, пока в магазин не завезут сахар... В результате, сахар завезли - и член, в результате, едва успел на свой рейс...

Но студенты в тот год ещё не перекрывали улиц и не бастовали. Студенты, жившие в общаге приспособились решать проблему пропитания иначе: они узнавали адреса местных однокурсников, живших дома с родителями - и ходили к ним обедать: вроде бы, "случайно" они "заходили на огонёк" - мол, шли тут мимо, да и зашли - в аккурат, в обеденное время. И так - каждый день: то одни однокурсники "случайно" зайдут, то другие, то третьи - и всё к обеду подгадывают. Ну как же их зап стол не посадить? - традиции гостеприимства обязывают. Правда, потом кто-то проговорился, что в общаге идёт живейший обмен адресами живущих в городе однокурсников, и, едва ли, не составлен график - кто к кому и в какой день "случайно заглядывает" на обед . А потом об этом узнали и родители студентов-горожан... А узнав,  готовы были грудью закрывать входные двери своих квартир, внушая незванным гостям мысль, что "...а его/её нет дома, и будет очень-очень поздно". После этого университетские группы чётко раскололись на "местных" и "приезжих", а в универовских аудиториях и коридорах повисла тяжёлая тишина...

О том, как двое бурятских колхозников спасли от голодной смерти целый факультет ;-) )

Р. S.  На фото - типично бурятский вид на озеро Байкал со стороны бурятского берега. Красивый вид, согласитесь?
И, к тому же, ну не кусок же мяса было мне выставлять здесь в качестве иллюстрации...
     

dneprovskij: (Default)

Когда-то моя мама ездила в командировку Северную Корею, и привезла оттуда в качестве сувенира совершенно замечательный карманный русско-корейский разговорник, который почему-то назывался "Советско-Корейский Словарик" - ведь сувениры из загранки нужно было привезти обязательно, а что привезёшь из Страны Восходящего Чучхе Головного Мозга?... Вот она "словарик" этот и привезла... И было там много разных слов, и примеры фраз с этими словами, и транскрипция, и даже написание всех этих слов и предложений иероглифами. Примеры были такими: если дано слово "статуя", то в качестве примера приводится фраза "Статуя Любимого Вождя товарища Ким Ир Сена", если дано слово "университет", то пример фразы такой: "Университет имени Любимого Вождя товарища Ким Ир Сена" и т. д..
 


Про Любимого Вождя товарища Ким Ир Сена вообще много примеров было... А ещё запомнился пример к слову "опера": "Революционная опера "Море Крови"". Но самым шедевральным был пример к глаголу "четвертовать" (я даже транскрипцию запомнил - "кыгыл") - звучало это так: "Четвертуем американских империалистов! Оторвём конечности от янки-агрессора!"

...Мама была человеком весёлым, да и в иероглифах слегка разобралась, и в результате, мы с ней, при помощи этого "Словарика" составили такую фразу: "Четвертуем Ким Ир Сена! Оторвём конечности от Любимого Вождя корейского народа! Будет море крови!" Потом я взял полосу ватмана (где-то, 12 на 90 см), и аккуратно начертал на ней иероглифами получившуюся фразу.

Read more... )
dneprovskij: (Default)
Юля - стоматолог. Из семьи, что называется, "с традициями": в родительской профессорской квартире до потолка громоздятся стеллажи с дедушкиной-прадедушкиной библиотекой, с детских лет родители брали Юльку с собой на концерты Симфонического оркестра в Филармонию... А главную роль в выборе Юлькиной профессии сыграло то, что в детстве она находила в разных шкафах родительского дома всяческие старинные аптечные пузырьки ещё царского производства, да хитроумные прадедовские инструменты. Да что говорить - оставшиеся от прадеда старинная механическая бормашина и стоматологическое кресло фирмы "Zinger" Юлькин отец только в конце 80-х годов перетащил из квартиры, где они прежде стояли, в гараж...

Я помню Юлю с детства - наши родители дружили, и когда мы приходили к ним в гости, то я становился объектом игры "в стоматолога и пациента" - Юлька мне понарошку "зубы лечила". Поэтому, нет ничешго удивительного, что она мне продолжает лечить их и сейчас, но уже - по настоящему...

Что всегда бросалось в глаза, так это её рафинированность: не смотря на то, что девушка закончила одну из школ старого Центра, она умудрялась и в студенческом возрасте густо краснеть, слыша не только мат, но и т. н. "откровенные" разговоры. Знаю, что многие и многие мои друзья мечтали ьы о такой жене - но думаю, что с Юлькой современным юношам было-бы крайне трудно: с ней всё время нужно было быть начеку, чтобы - не дай Бог! - не сказать ненароком чего-нибудь "не того".

При этом, Юленька всегда была весёлой девушкой, любила и над анекдотами посмеяться, и какие-нибудь смешные случаи пересказать. Но всё - в меру, и до определённых пределов. Поэтому, однажды зайдя к ней в гости, я был шокирован, когда Юля усадила меня за стол, и заявила: " -Хочешь, я расскажу тебе, как я на днях познакомилась с мужским половым органом?"

Честно говоря, я был ошарашен, и не знал, чего мне сейчас ожидать. Но всё оказалось совершенно невинно - и вовсе не о том, о чём я подумал в первую секунду. Это - не рассказ о сексе, а медицинский юмор. И история эта заслуживает того, чтобы быть записанной (кстати, и сама главная героиня - в курсе этой записи, и одобрила  и её, и сам факт публикации). 

А дело было так...

Read more... )      

   

 

Profile

dneprovskij: (Default)
dneprovskij

March 2017

S M T W T F S
   12 34
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 06:55 am
Powered by Dreamwidth Studios