dneprovskij: (Default)
[personal profile] dneprovskij
Буквально, вчера или позавчера наткнулся в ленте сразу на два интересных видеоролика: в одном из них какой-то красно-бежевый "юнармеец" рифмованно клялся в том, что он "чисто-конкретно, по сути" немецкий бы выучил только за то, что им владеет действующий Президент РФ; в другом было показано и рассказано о том, как в городе Краснодонске (это ведь, кажется, самопровозглашённая "ДНР", не так ли?) воспитатели детских садов обрядили четырёх-пятилетних детишек в военную форму, в беретки и аксельбанты, и устроили хорошо знакомое нам из детства мероприятие - т. наз. "Праздник Песни и Строя".


Я, грешным делом, уже и не думал, что когда-нибудь в своей жизни увижу нечто подобное - а вот, поди ж ты!... Впрочем, за последние годы жизни в государстве Российская Федерация я научился не удивляться ничему. И, коль скоро, моё поколение, которое сейчас вовсю "рулит" в этом государстве, решило не просто "припасть к истокам", но и реанимировать всё то, что, казалось, давно подохло умерло, то, полагаю, надо бы напомнить ровесникам (а заодно, и рассказать молодёжи) о том, что представляло из себя всё это "военно-патриотическое воспитание" в совецких школах, а заодно - и совецкая школа, как таковая. Но для начала, расскажу об этом самом "празднике песни и строя".



Свой самый-самый первый в жизни "Праздник песни и строя" я не забуду никогда. О, это было незабываемо! - кажется, такого стыда и позора я не испытывал потом всю свою жизнь... Шутка ли? - мне, девятилетнему мальчишке, пусть всего на четверть часа, но пришлось стать посмешищем для всего центра города. Никогда не забуду, эти улыбочки прохожих, эти смешки за спиной, эти реплики про "генерала"... И моим одноклассникам в тот день, кстати, пришлось пережить ровно то же самое унижение по дороге в школу - да и в школе на наш несчастный 3"А" класс смотрели, как на стайку клоунов, старшеклассники глумились... Кончилось всё тем, что мы две перемены просидели в своём классе, боясь выйти в коридор.

В чём же дело?... А просто, в нашей родной иркутской школе №11 (которую я, кстати, до сих пор вспоминаю самыми недобрыми и даже матерными словами) - так вот: в иркутской школе №11 должен ббыл состояться этот самый "Праздник Песни и Строя". И наша драгоценнейшая классная руководительница не придумала ничего лучше, чем выбрать для нас, третьеклашек, карнавальную роль совецких "кадетов"-"суворовцев". Карнавальные костюмы же она решила, не мудрствуя лукаво, соорудить из нашей школьной формы. Для этого накануне, на родительском собрании, она велела нашим мамам купить по два метра атласной алой ленты, и нашить эту самую ленту на наши тёмно-синие школьные брючки - лента должна была изображать "суворовские" лампасы - а на плечи наших тёмно-синих школьных курточек нужно было нашить сделанные из той же ленты алые "суворовские" погончики. Мероприятие это было намечено на начало мая - да-да, приурочено оно было именно к тому самому празднику - и вот, в таком виде нам нужно было явиться в школу...

В начале мая в Иркутске ещё прохладно, поэтому в школу в тот день мы шли кто - в демисезонных пальтишках, кто - в курточках, поэтому хоть дурацких этих погончиков на наших плечах было не видно. Но - лампасы!... Боже, с каким остервенением срывали мы, мальчишки, эти лампасы со своих брючек, едва наш класс отмаршировался под бодрую песню про Суворова по школьному плацу, и вернулся в свой кабинет! Кому-то повезло больше, а кому-то - меньше; чьи-то мамы просто прихватили эти идиотские "лампасы", что называется, "на живую нитку", поэтому-то и сдёрнуть их с брюк не составило никакого труда - а вот у двоих или троих наших одноклассников мамы оказались очень ответственными, и пристрочили к брюкам ленты при помощи швейной машинки. В результате, этим беднягам пришлось терпеть смешки в спину ещё раз, по пути из школы домой...

Может быть, кому-то это и покажется ерундой, но... но вы просто поставьте себя на место мальчишки девяти лет от роду, который идёт в школу, и на которого прохожие, едва ли, не пальцами показывают и смеются... Ненавижу. Ненавижу.

Мы благополучно расстались в тот год с нашей первой учительницей, которой принадлежала эта, во всех смыслах, удивительная идея выставить нас на посмешище сделать из нас этих "суворовцев", и перешли в четвёртый класс. И здесь нам снова "повезло": по какой-то неведомой мне причине, наш, уже 4"А" возлюбила странною любовью школьная пионервожатая Анна Геннадьевна. Возлюбила настолько, что, хоть и была у нас и официальная классная руководительница (я о ней ЗДЕСЬ рассказывал), но Анне Геннадьевне этого показалось мало, и она даже стала по совместительству преподавать нашему классу русский язык и литературу. Личностью Анна Геннадьевна была очень даже примечательной: вчерашняя выпускница местного пединститута, мать-одиночка, на редкость некрасивая и на редкость же идейная особа; росла она без матери, и воспитывал её отец - то ли армейский политрук в больших погонах, то ли ещё кто-то... неважно. А важно то, что Анна Геннадьевна была на всю голову контужена не просто пионерской "романтикой", но - "романтикой" в милитаризированном её варианте, в духе, недоброй памяти, тридцатых годов прошлого века. Нужно ли уточнять, что уроки литературы, которые вела у нас эта особь, по сути, превратились в какой-то углублённый курс по изучению всевозможных гайдаров и крапивиных?... Да и на русском языке мы, то и дело, писали вот такие вот диктанты:

Храни пути и речки,
Кровь и кров,
Бери врага, секретчики,
И крой, КРО!


Это - из баллады Маяковского о ГПУ, как я узнал уже после, когда подрос, и поступил в Университет - а полностью этот "шедевр" можно прочесть вот ЗДЕСЬ. Вот такой вот блевотиной засирала засоряла наши детские мозги старшая пионервожатая иркутской школы №11 Анна Геннадьевна Садовская... И я полагаю, что здесь обязательно нужно уточнить, что происходило это не в 1938-м, и не в 1950-м, а в самом, что ни есть, 1982-м, "брежневском" году. Такие вот "секретчики", такое вот ГПУ...


На фото: тот самый 4"А" класс иркутской средней школы №11 имени В. В. Маяковского, который взяла под свою персональную опеку наша дражайшая старшая пионервожатая, Анна Геннадьевна Садовская. Удивительно, но именно меня-то на этой фотографии, почему-то, и нет:



Но - вернёмся к "Празднику Песни и Строя". Оказывается, изобразив годом раньше "суворовцев", наш класс имел неосторожность понравиться каким-то районным комсомольским, или даже партийным функционерам - и вот, Анна Геннадьевна решила повторить прошлогодний успех. С этой целью почти ежедневно на протяжении пары месяцев она после окончания уроков (а её уроки, как на зло, стояли последними) стала собирать нас в школьном актовом зале, где мы занимались "шагистикой" - то есть, попросту говоря, маршировали туда-сюда, да ещё и должны были в такт маршировке орать этакую Песню-Кричалку (естественно, из репертуара того же Маяковского:

Возьмём винтовки новые,
На штык - флажки!
И с песнею в стрелковые
Идём кружки!

Когда война-метелица
Придёт опять,
Должны уметь мы целиться,
Уметь стрелять!

Бесшумною разведкою,
Нога тиха,
За камнем и за веткою
Найдём врага!

Ра-
нят
В ле-
су -
К сво-
им
сне-
сут!...


Я стараюсь не употреблять обсценную лексику ни в своей речи, ни в публикациях... но если бы вы знали, господа, какие слова я произношу про себя, когда вспоминаю всё это!... какие пожелания по адресу Анны Геннадьевны Садовской наполняют мою душу!... Эти рифмы, словно гвозди, были вбиты в наши детские головы, и извлечь их оттуда теперь невозможно.

"Шагистикой" с бодрым выкрикиванием этого бреда мы занимались, как я уже сказал выше, месяца два. Для меня это было самой настоящей пыткой: в то время, как уроки закончены, и дома меня ждёт горячий обед, мои монетки и аквариумные рыбки, мои любимые книжки и друзья во дворе, я должен топать по пыльному школьному залу - туда-сюда! туда-сюда! - и бодро орать какую-то рифмованную галиматью, вдыхать пыль, поднимаемую с пола этой маршировкой, дышать этой гадостью... Боже, как я всё это ненавидел тогда, и ненавижу до сих пор!... Да и не я один такой.

Впрочем, через много-много лет вдруг выяснилось, что были среди нас и те, кому это нравилось: совсем недавно в интернет-беседе на ФБуке, один из моих бывших одноклассников честно рассказал мне, что всё это он очень любил, и до сих пор вспоминает все эти маршировки, да и саму Анну Геннадьевну, чуть ли, не со слезами умиления... Этот бывший одноклассник мой, кстати, очень хорошо "вписался" в сегодняшние реалии: вполне себе процветает, сидит на какой-то не очень большой, но - должности... голосует, "как надо", смотрит передачи Киселёва, на всякие шествия с портретом своего дедушки ходит... проклинает "оранжевую заразу" и Соединённые Штаты Америки... Ну, вы поняли, господа, что это за персонаж.

Здесь, кстати, мы переходим к главному. Весь этот "Праздник Песни и Строя" в четвёртом классе - да чёрт бы с ним: в тот день, когда весь 4"А" класс маршировал по плацу и выкрикивал весь этот бред сексуально озабоченного рифмоплёта Ма(нь)яковского (имя которого, кстати, носила и до сих пор носит иркутская школа №11), я просто не пошёл на занятия. Тупо, прогулял уроки - кажется, впервые в жизни. Куда. как интереснее и приятнее было шляться по городу, среди нежной майской зелени, и неторопливо размышлять о чём-то своём, сокровенном, чем дышать пылью на плацу, "держать ножку" и бодро выкрикивать все эти агитки. Конечно же, на следующий день мне и ещё троим или четверым таким же сообразительным моим одноклассникам попеняли: мол, пропустили такой праздник, такой праздник!... - но никаких особых последствий этот прогул не имел, хотя я, за давностью лет, уже и не помню, как отбрехался... Ну, а теперь, как уже было сказано, поговорим о главном:

По наивности своей, в школьные годы мы думали, что ходим в школу исключительно для того, чтобы получить некую сумму знаний. Мы недоумевали: дескать, какие к нам ещё могут быть претензии, если мы регулярно посещаем уроки, выполняем домашние задания, и с успеваемостью у нас всё в порядке?... Какая вам ещё нужна "внеклассная жизнь", какие ещё "мероприятия" и всякие прочие "пятые трудовые четверти"?... Мы отзанимались на уроках, и - всё; остальное наше время принадлежит нам, и им мы вольны распоряжаться по собственному желанию, - а уж как мы им распорядимся, не должно волновать никого. Так, повторяю, думали мы, по наивности. Но в том-то и состояла вся гнусность совецкой системы образования, что первоочередной  и главнейшей её целью было вовсе не обучение тем или иным наукам и дисциплинам, а нивелирование личности, растворение собственного "я" маленького индивидуума в безликом и абстрактном коллективе. А также - отрыв ребёнка от семьи, то есть, отрыв от корней, и постепенное разрушение родственных связей. И школа в этом процессе играла роль не первого, но уже второго (хотя и очень важного) звена.

Судите сами: если в нормальном традиционном обществе воспитанием детей занимается мать, в то время, как отец обезпечивает семью всем необходимым, то в Совке семьи были изначально поставлены в такие условия, при которых это оказывалось невозможным. Нет, равенство мужчин и женщин - это, может быть, и неплохо, да только в Совке это "равенство" выражалось в том, что и мужчина, и женщина получали одинаково мало, и на "получку" одного только отца семью содержать было невозможно. Декретный же отпуск женщины оплачивался только первые два года, а дальше - извольте-съ выйти на работу! Куда, в таком случае, девать ребёнка?... Что ж, родное совецкое государство предусмотрело и это: пожалуйста! - для начала, двухлетнего малыша помещали в детские ясли, затем - в детский сад. Некоторые из этих заведений, кстати, были круглосуточными, и практиковали так называемую "пятидневку" - то есть, родители сдавали своего ребёнка в казённое заведение в понедельник утром, а забирали домой, "на побывку", лишь в пятницу вечером - с тем, чтобы в понедельник утром вновь сдать его в казённое заведение на пять долгих дней. Чем это лучше детского дома, я - хоть убейте! - не знаю...

Таким образом, детские дошкольные учреждения уже с самых малых лет минимизировали общение ребёнка с самыми родными людьми - матерью и отцом - и приучали его к тому, что им и ещё многими такими же, как он, командуют некие "старшие", которые "лучше знают, как..." и которых в обязательном порядке "надо слушаться". Заодно, маленькому Индивидууму с самых ранних лет прививалась и казарменная психология: кушать за общим столом в определённые часы, и кушать именно то, что дали; спать в общей спальне в определённые часы, на одинаковых кроватках и под присмотром "старших"; игры - только коллективные, игрушки - общие, на прогулки и с прогулок - строем, попарно. В яслях и детском саду - попарно; в школе - сначало по октябрятским "звёздочкам"-пятёркам, затем - звеньями и поотрядно... а ещё-ещё затем - тоже поотрядно, под присмотром "старших" - либо в армии, либо на зоне.

Совецкая школа была жестко "заточена" на то, чтобы отнять у маленького Индивидуума как можно больше личного времени. Уроки закончились? - прекрасно! - вот вам, дети, Группа Продлённого Дня, в которой вы пробудете до 18.30, и заодно, сделаете домашнее задание. На моей памяти, в "продлёнку" ходили, в основном, малыши с первого по третий класс, но были и те, кто посещал её класса до пятого включительно. Добавим сюда же все эти "внеклассные мероприятия" - начиная со встреч с какими-нибудь ветеранами Куликовской битвы, и заканчивая походами всем классом в ближайший кинотеатр на показ фильма "Ленин и Зиновьев в шалаше в Октябре" - это ещё два-три часа личного времени маленького Индивидуума, которые удалось украсть у него при помощи "коллективного воспитания". А мы ещё ничего не сказали ни про так называемые "общественные поручения", ни про все эти "кружки и секции" в местном Доме Пионэров...


На фото: ученики 4"А" класса иркутской средней школы №11 подвергаются коллективному приобщению к Прекрасному в одном из выставочных залов Иркутского областного Художественного музея им. В. П. Сукачева. Автор сих строк виден на переднем плане, справа, в профиль. Фото из архива ИОХМ.


Нет, безусловно, от иных "кружков и секций" была польза - особенно, от тех, где идеологии было - минимум, а полезных знааний и навыков - по максимуму, и занятия в которых вели настоящие фанаты своего дела (среди них, правда, иногда попадались очень своеобразные персонажи, но не о них речь) . Согласитесь: нет ничего плохого в том, что Ваш ребёнок, к примеру, овладеет навыками профессиональной фотосъёмки, или обучится бальным танцам, или увлечётся коллекционированием марок, или значков, или ещё чего-то... Но тведь и здесь тоже шла "промывка мозгов": на драматических кружках лежала обязанность готовить "монтажи" - то есть, стихотворные приветствия ко всевозможным партийным и комсомольским мероприятиям (я об этом уже однажды рассказывал ЗДЕСЬ); в кружках "Юный Коллекционер" существовало понятие "нежелательный коллекционный материал", под который подпадали не только марки и монеты Третьего Рейха или Италии времён Бенито Муссолини, но и российские дореволюционные монеты и марки, которые руководители должны были изымать у детей. В качестве иллюстрации подобного идиотизма, могу припомнить случай, имевший место в кружке "Юный Аквариумист": когда я сообщил, что родина симпатичной полосатой рыбки тернеции - дельта реки Парана в Республике Параквай, то в ответ руководительницей кружка мне была прочитана короткая, но яркая лекция про ужасы окопавшегося в Парагвае стрёсснеровского режима...

Но мы отвлеклись. Как вы думаете, господа: была ли у совецкого ребёнка возможность остаться вне опостылевших за время учебного года харь коллектива во время каникул? Фактически - безусловно, была, и мы пользовались этой возможностью - впрочем, как и любой другой возможностью - чтобы хоть ненадолго забыть про школу и одноклассников. Но и здесь "коллективное воспитание" тянуло к нам свои руки: на дни осенних, зимних и весенних школьных каникул обязательно были запланированы какие-нибудь коллективные походы в театры, музеи, в кино или в цирк. Нет, я не хочу сказать, что ходить в музей или в театр - это плохо; но когда такой поход служит лишь средством удержания тебя в рамках коллектива, это более, чем омерзительно.

Наконец, оставались летние каникулы - целых три месяца! Боже, как мы их ждали, как мечтали о них! Лето - это возможность вволю погонять на велике, пообщаться с друзьями - с настоящими друзьями, с которыми тебе интересно дружить; наконец, лето - это дача со всеми её прелестями и развлечениями (естественно, для тех, у чьих родителей и бабушек-дедушек была дача). Но, едва начинались эти долгожданные каникулы, как раздавался телефонный звонок из школы (а к тем, у кого не было домашних телефонов, являлся на порог "классный актив" в полном составе) - и тебе ненавязчиво напоминали о том, что в школе предусмотрена ещё и "пятая трудовая четверть", которую ты обязан... внимание, сейчас я произнесу это замечательное слово: отработать.

Формально, эта самая отработка подразумевала всевозможные сельскохозяйственно-юнатские работы на пришкольном участке - вроде посадки-поливки-прополки цветов и разных прочих овощей, с прилагавшимся ко всему этому стандартным набором мероприятий коллективного отдыха, вроде совместных походов по кинотеатрам и планетариям, всевозможных конкурсов-соревнований-стенгазет и прочими беседами с космонавтами-подводниками за жизнь. Но поскольку у большинства школ весь "пришкольный участок" ограничивался лишь наличием пары-тройки газонов возле парадного крыльца, да вытоптанной спортплощадкой, то на протяжении всего месяца школьников, попросту, использовали в качестве дармовой и низкоквалифицированной рабочей силы: девочкам предстояло отмывать после ежегодного косметического ремонта полы, стены и окна кабинетов от извести, мальчикам - выносить мусор и расставлять тяжёлые парты и шкафы по местам. Коллективные походы по музеям и серпентариям, соревнования, стенгазеты и прочее бла-бла-бла могли как быть, так и не быть, но отработка в любом случае решала главную свою задачу: "отжимала" у маленького Индивидуума ещё один месяц свободного времени; ещё на месяц растворяла его в коллективе, заставляла делать то, что делают все.

На фото: пишущий эти строки в компании своих дражайших одноклассников "делает то, что должны делать все" - помогает совецким горе-колхозникам уничтожить убрать выращенный ими урожай моркови. Кажется, десятый класс, и, кажется, 1988-й год...


Наконец, ненавистная отработка - с запахами краски и растворителя, с цементной пылью, с перетаскиванием тяжестей и прочей грязной работой - заканчивалась; впереди было ещё два - целых два! - летних месяца. И - счастье, если у семьи была дача, или наличествовала какая-нибудь бабушка в деревне: в этом случае, ребёнок имел возможность хоть на два коротких летних месяца распоряжаться своим свободным временем по собственному усмотрению. Если же ни дачи, ни бабушки в деревне не нваблюдалось в принципе, то перед родителями возникала диллема: что же делать? - оставить ребёнка на два летних месяца в городе, где он неизбежно "попадёт под дурное влияние улицы", или отправить его на месяц, а то и на два в пионерский лагерь?...  Родителей понять можно: они ещё молодые, и у них тоже должна быть личная жизнь; у них всё детство и вся юность прошли в коллективе, и на работе у них - тоже коллектив, который, сука, во всё суёт свой нос и следит за твоим моральным обликом... Им хоть один или два летних месяца, хоть вечерами хочется побыть вдвоём... они этого лета целый год ждали: ну, что поделать, если мама во время соития с папой любит громко покричать, а в соседней комнате стандартной панельки-"хрущобы" спит сынишка или дочурка?... ну, не подушкой же маме рот затыкать, правда?...

И наш маленький Индивидуум едет в пионерский лагерь. На месяц, или на два. Он едет в пионерский лагерь, где месяц, или даже два он будет просыпаться в одно и то же время - в общей палате, под звуки горна; он будет одеваться при всех, и вместе со всеми строем будет маршировать на линейку и в сортир, и на завтрак, и на обед, и на ужин; он будет жрать то, что дают - а свободного времени у него не будет; вместо свободного времени у него будут смотры и конкурсы, горны и барабаны, эстафеты и стенгазеты, физзарядка и режим дня, подъём и отбой, пионерский костёр и пионерская зорька, пионерская правда и пионерские вожатые, и ещё много-много-много всего - и всё это будет спланированно так, что он постоянно будет среди коллектива. И вместе со всеми будет делать то, что прикажут скажут делать те, кто назначен на роль старших. А там и два месяца пролетят незаметно, и - здравствуй, родная школа!...

Вы уже, наверное, всё поняли, правда же?... Знаете, что считалось самым страшным грехом для совецкого школьника? Нет, вовсе не телефонный звонок с известием о том, что родная школа заминирована, совсем нет! - самым страшным грехом для совецкого школьника считался Отрыв От Коллектива. И если тихим и бесхарактерным троечникам, как бы, по умолчанию прощалось то, что они по-тихому смываются с общешкольного субботника/культпохода/сбора макулатуры и плюют на все эти общественные поручения, то ученик или ученица, чья успеваемость достаточно высока и чей интеллектуальный уровень выше среднего, вдруг вставший во время классного часа, и заявивший: "Да в гробу я видал ваш коллектив, у меня - свои интересы и своя жизнь!" сразу же объявлялся врагом и предателем. Ибо, такое заявление свидетельствовало лишь о том, что, не смотря на все старания растворить маленького Индивидуума в безликом коллективе, он, маленький Индивидуум, вырос и стал Индивидуалистом. То есть, Личностью. Именно Личностью - а не "пушечным мясом" для "несокрушимой и легендарной", не "винтиком", всецело одобряющим и поддерживающим мудрые решения Партии и Правительства. И он/она уже вряд ли встанет обратно в единый строй, вряд ли будет довольствоваться пропагандистскими речёвками из телевизора, но будет самостоятельно искать ответы на все вопросы - а вопросов у него/у неё будет очень и очень много, и все, как наподбор, неудобные...

И, уж конечно, если этот индивидуум - мальчишка, то он сделает всё, чтобы не попасть в совецкую армию - в ту самую армию, главная задача которой - окончательно лишить его индивидуальности и сломать его достоинство, сломать грубо, а зачавстую - и насильственно. Ведь именно в этом, а вовсе не в каком-то там "поддержании обороноспособности социалистического отечества" заключалась главная функция совецкой армии. Сколько в ней было по-настоящему боеспособных частей?... Не думаю, что более десяти процентов - а то, и меньше. А чем занималась вся остальная её часть - все эти стройбаты, вэвэ и прочие военно-морские сапёры?... Правильно: либо - охраной зэков,либо - строительством каких-нибудь малопонятных сооружений, или помощью селу - то есть, уборкой урожая, или благоустройством каких-нибудь военных городков или микрорайонов... либо - ещё чем-то, столь же далёким от военной службы. Фактически, совецкие солдаты-срочники были самой бесправной частью общества - лишённые паспортов, находящиеся на казарменном положении и вынужденные два года подряд заниматься самой грязной и тяжёлой работой. Именно самой грязной и тяжёлой: это очень способствует занижению собственной самооценки и воспитанию покорного "винтика", который автоматически побежит исполнять любой приказ "старшего", каким бы идиотским этот приказ ни был. Добавим в этот компот ещё два компонента - обязательные "политзанятия" (то есть, идеологическую накачку и промывку мозгов), с одной стороны, и все эти "неуставные отношения" (начиная с казарменного мордобоя, и заканчивая гомосексуальным насилием), с другой стороны - что мы получаем на выходе?... Совершенно верно: на выходе, мы получаем полностью нивелированную личность, которая на уровне инстинктов знает, что "думать - вредно" и что "нужно не рассуждать, а делать то, что приказывают старшие".

Или вы, господа, и вправду считали, что весь этот "священный долг каждого совецкого юноши" был нужен именно ради каких-то военно-оборонных целей, а не для чего-то другого?... Нет, вы и вправду так думали? А вы не задумывались о том, почему совецким солдатам, в отличии от солдат других армий мира, не выдавали личного оружия? Более того: что в Российской Императорской армии, что в армиях других государств что солдатам-срочникам, что уходящим в запас офицерам вменяется в обязанность выкупить ту саблю, или винтовку, пистолет или штык-нож, с которыми он служил - это, кроме прочего, позволяет постоянно обновлять вооружение армии, да ещё и получать на это дело дополнительные средства. В любой армии мира штык-нож на ремне солдата-срочника - это то же самое, что и кортик или сабля на ремне офицера; это - не просто оружие, но - символ воинской чести, и, отправляясь в увольнение, солдаты не сдают коптёру, а напротив, начищают и пристёгивают к ремню свой личный клинок. А по завершении службы, этот клинок они выкупают, и едут с ним домой, и висит он у них потом всю жизнь хоть над камином, хоть на ковре... Скажите: много вы совецких солдат при холодном (про другое уж и не говорю) оружии видели?...

Ну, да ладно, будем закругляться с этой темой... Не знаю, как вы, господа, но я уверен: настоящий патриотизм не нуждается в том, чтобы его взращивали искусственно, ибо настоящий патриотизм возникает истественным образом и возникает он на основе взаимного уважения гражданина и государства. А там, где этого уважения нет, там, где смешиваются воедино понятия "родина", "государство", "старшие" и "начальство" - вот там-то, рано или поздно, но начинается один большой-пребольшой общенациональный "Праздник Песни и Строя" и всякая прочая, прасьтигоспади, юнармия...

P.S. Недавно один мой приятель рассказал мне историю про своего тринадцатилетнего сына. Классная руководительница его сынишки - дама с амбициями, и вот, прослышав про "Юнармию" эту, решила она отличиться - организовать на базе своего седьмого класса отряд этой самой "Юнармии". А сынишка у моего друга - мальчик неглупый, один из неформальных лидеров класса, к тому же, капитан школьной команды КВН, гитарист, девчонки в него влюбляются... И вот, значит, в один прекрасный день прошлого года снимают с уроков и сынишку моего друга, и ещё пятерых его одноклассников - и везут их то ли на какую-то военную базу, то ли в какую-то воинскую часть, устраивают им там экскурсию с лазанием по боевой технике, даже пострелять дают... А потом - предлагают: дескать, нам сказали, что вы - элита класса, краса и гордость школы, и т. д., и т. д. - так что, предлагаем вам вступить в Юнармию! Гарантируем, что будут всевозможные военно-спортивные игры и походы, и стрельба, и красивая форма, и ещё много-много разных плюшек! Ну, как?...


На фото: дражайшие мои одноклассники демонстрируют милитаризированный официозный патриотизм возле мемориального сооружения "вечный огонь". Меня здесь нет: я в таких мероприятиях старался, по возможности, не принимать участия. Кажется, восьмой класс, и, кажется, 1986-й или 1987-й год.


Выслушали мальчишки всё это, переглянулись между собой, и... вежливо отказались. Все впятером. Объяснили дяденькам, что у них немного иные интересы в этой жизни, да и не до игр им: учиться нужно, готовиться к поступлению в институты. А за экскурсию - спасибо, всё было очень интересно, всего доброго, до свидания...

Естественно, в школе был маленький скандал: ведь пошли прахом все честолюбивые планы классной руководительницы! Она то хотела - а оно-то оказалось!... А я слушал рассказ своего друга (который, кстати, очень беспокоится теперь за сына), и млел от удовольствия: если уж нынешние тринадцатилетние мальчишки понимают, что к чему, и вежливо, но решительно могут дать понять, что в некоторые игры они играть не намерены ни при какой погоде, то значит... значит, не всё ещё потеряно. 

Profile

dneprovskij: (Default)
dneprovskij

March 2017

S M T W T F S
   12 34
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 07:34 am
Powered by Dreamwidth Studios