dneprovskij: (Default)
[personal profile] dneprovskij
Вот, видит Бог: не хотел я ничего писать на политические темы. Не хотел - но вдруг заметил, что после некоторых моих последних публикаций, в статистике посещений моего журнала стоит целая Рабоче-Крестьянская Красная Армия - с чапаями и суховыми, с петьками и петрухами, с анками и разными другими ППЖ, с тачанками, пулемётами и полевыми кухнями, со смердящими портянками, прибитыми к древкам, с конями, кобылами, комиссарами, политруками и прочими животными...




Рейтинг блога неуклонно растёт, а красные потихонечку обкладывают: самые смелые даже добавили меня в друзья. Ну что ж, мои маленькие пролетарии, коль ви просите огня и свинца песен, то их для вас есть у меня: о приватизации сегодня поговорим. О замечательном Событии в истории современной России, которому в этом году исполняется четверть века, и которое сделало принципиально невозможным возврат ни в какой "сы-сы-сэр", как бы вы ни убивались по этому поводу.



Я очень хорошо помню, как всё это начиналось; помню, как получал свой ваучер, как осенью девяносто второго по городу тут и там появились скупщики - сколько конкретно они платили за каждый ваучер, я уже и не помню, но на пару бутылок водки той суммы, как правило, хватало, да ещё и на сигареты оставалось. Это важно, и мы это запомним.

Среди скупщиков, стоявших возле входа в Центральный Рынок, мне попался на глаза мой старый знакомец - Борька по прозвищу Длинный: он тоже пасся здесь, держа в руке картоночку, на которой синим фломастером было криво выведено: "Куплю Ваучер". Длинный - он парень скрытный: жизнь уже тогда его кое-чему научила... Но мне не нужны были чужие секреты - мне нужно было знать, сколько ваучеров Длинный сможет купить у меня за раз, и почём.

- Неси, сколько есть, - осклабился Длинный, - все возьму! Лавэ при мне, плачу налом!

Через десять минут я уже был дома:

- Дед, где ваши с бабушкой ваучеры?

- У меня лежат, а что такое?
- забеспокоился дед, - в чём дело?...

- Дед, отдай их сейчас мне, всё объясню потом...

- Что ты хочешь сделать?!
- переполошился дед, - ты, что, хочешь продать наши ваучеры?!...

- Да, дед, я их хочу продать. Только не беспокойся,
- я говорил быстро, чтобы мой любимый дедушка не успел в десятый или двадцатый раз прочесть мне лекцию о ваучерах, рынке акций и о том, что с их помощью я обеспечу себе безбедное и стабильное будущее, - пожалуйста не беспокойся: считай, что я занял у вас с бабушкой ваши ваучеры... до завтра, например... - видя, что дед ещё что-то хочет сказать мне, я быстро добавил: - к концу недели у нас будет уже штук двадцать ваучеров, или даже больше!...

Всё ещё поглядывая на меня с недоверием, дед полез в ящик письменного стола, где у него лежали документы, извлёк оттуда два ваучера - свой и бабушкин - и протянул их мне:

- На, держи... Но - смотри: я ведь говорил тебе, что это - твоё будущее... Смотри, не перехитри сам себя...

Мне в ту пору было всего двадцать - совсем мальчишка!... Однако, я уже, более менее, понимал, что к чему - и, к слову, многое понимал именно благодаря деду, который всю жизнь проработал в структурах Госснаба СССР, был там далеко не последним человеком, и в экономических процессах, худо-бедно, разбирался. Понимал я и то, что сейчас, отдавая мне свой и бабушкин ваучеры, дед очень волнуется и беспокоится - не за себя, конечно же, а за меня. Как я мог успокоить его? Я просто крепко обнял, и поцеловал своего старика:

- Не волнуйся, дед! Всё будет отлично! А la guerre - comme à la guerre! - и выскочил из квартиры.

Сосед Вовка, работавший таксистом, жил этажом ниже. Ещё когда я бежал с рынка домой, я заприметил у подъезда его машину - значит, Вовка приехал домой на обед. Я позвонил к нему в квартиру:

- Здорово, Рыжий! - приветствовал я его, - ты после обеда - как?

- Пока свободен,
- Вовка хитро поглядел на меня, - Что, опять бизнес будем делать?

- Ага,
- говорю, - через полчаса подъезжай на рынок, поедем с тобой, денежки поделаем...

- Понял!
- оживился Вовка, - да я и сейчас свободен, пообедал уже! Если чо - поехали прям щщас!

- Нет,
- говорю, - через полчаса на рынке свидимся, на стоянке! - сводить Вовку напрямую с Длинным совершенно не входило в мои планы, - давай, жду!

...Через полчаса три наших ваучера - мой, дедов и бабушкин - были проданы Длинному. С Вовкой мы рванули по привычному ему маршруту - на ликёро-водочный завод, где через знакомых тёток из Отдела реализации готовой продукции я совершенно легально и по оптовой цене приобрёл коробку водки, ровно двенадцать бутылок. Сидевший за рулём Вовка полагал, что мы опять поедем с ним по ночному времени торговать водкой "с колёс" - в те времена, как и сейчас, круглосуточной торговли алкоголем ещё не было, и мы с ним иногда "бармили" таким образом - но у меня в отношении этой водки были совсем другие планы.

Мы поехали в одно из городских предместий, и остановились возле маленького гастрономического магазинчика, ютившегося в старом, дореволюционном ещё, деревянном домишке. Объяснить продавщице, что ей нужно делать, и заинтересовать её материально было делом пяти минут, после чего я вернулся в Володькин автомедон и уселся на переднее сиденье.

- А теперь - куда? - спросил Рыжий.

- Теперь - никуда. Теперь стоим и ждём клиентов, - ответил я.

...Через час по окрестным улочкам, переулкам и проездам уже разнёсся слух о том, что возле "Гастронома" стоит такси, и что в этом такси за ваучер можно взять бутылку водки. Час ушёл на ожидание, и ещё полчаса - на то, чтобы обменять двенадцать бутылок водки на двенадцать новеньких ваучеров. И ещё пять минут - на то, чтобы забежать в "Гастроном", сунуть продавщице полтиник, и проинструктировать её насчёт завтрашнего дня.

Схема была предельно проста, и даже примитивна до идиотизма: продав свои (вернее, свой, бабушкин и дедов) ваучеры, я получил небольшой стартовый капитал, который вложил в водку и обернул в ваучеры. Прибыль от первой сделки составила четыреста процентов. Вовка, который, по началу, не понимал, зачем это я меняю водку на ваучеры, когда её можно было бы хорошо продать ночью, к тому моменту, как я завершил свою первую алко-ваучерную сделку, уже не только всё понял, но и изъявил желание войти со своим паем в предприятие: пообещал сегодня же вечером вложить в это дело целых четыре ваучера: свой, жены, а также своей матери и едва живой бабушки.

- Согласен, - ответил я, - но твоя доля будет равна двадцати пяти процентам от всех наших сделок.

- Какого ж это хрена?!
- возмутился Рыжий, - ты всего три ваучера вложил, а я четыре вкладываю...

- Во-первых, -
говорю, - я знаю, куда и кому их сдавать; во-вторых, канал на ликёро-водочном заводе, где водку я беру по оптовой цене - тоже мой. В третьих, я ещё намерен вбить в это дело мамин и сестрёнкин ваучеры. Ну, и в-четвёртых, я вполне имею право вознаградить себя за столь умную мысль. Возражений нет?

Рыжему пришлось согласиться.

Следующие три или четыре месяца прошли, словно во сне: я почти перестал бывать на лекциях в Университете (и, конечно же, после неудачно сданной сессии мне пришлось сдавать "хвосты" - но всё это было уже потом). Каждый день мы с Рыжим мотались сначала по городским окраинам, а потом и по окрестным деревням, меняли приватизационные чеки на водку, один к одному. К тому времени, я уже взял за правило с каждой дюжины ваучеров (то есть, с каждой коробки водки) откладывать себе по два чека "на потом", а десяток оборачивать в деньги, на которые покупалась эта самая водка, и так далее... Несколько раз нам угрожали бандиты, однажды нам даже прокололи колесо - хорошо, что у Рыжего была запаска, и он успел заменить её и рвануть с места в тот самый момент, когда к нам уже подбегала ватага каких-то районных "братков"... В деревнях - вернее, на выездах из деревень - нас пару раз даже обстреливали: скорее всего, просто хотели отпугнуть конкурентов, потому, как оба раза мы выскочили целыми и невредимыми... И вообще: Бог любит рисковых мальчишек, и хранит их - а кто не рискует, тот не пьёт вечерами шампанское и коктейль "Рубин" в баре ресторана "Фихтельберг"... Я одного только до сих пор понять не могу: как это Вовка Рыжий ещё и таксовать успевал?...

О том, как я купил у Борьки Длинного прямой выход на тех, для кого он скупал ваучеры, я рассказывать не буду - тем более, что эти люди тоже были каким-то звеном в длинной цепочке, через которую шли деньги - а мне хватило ума не пытаться лезть на самый верх этой цепочки: меньше знаешь - лучше спишь. Так я и не узнал, для кого я, собственно, скупал эти самые чеки, но важно вовсе не это: важно то, что к тому моменту, когда их стало можно обменять не на какой-то там "МММ", а на акции серьёзных предприятий, чеков этих у меня уже было не два, и не три, и не десять, и даже не сто... А когда наша с Вовкой "ваучерная эпопея" подходила к концу, когда уже скупка чеков завершалась, я едва убедил совершенно ошалевшего к тому времени от лёгких денег Рыжего не продавать всю свою долю ваучеров, а хоть какую-то часть оставить себе с тем, чтобы вложить их потом в акции и получать гарантированную прибыль. И он, действительно, придержал сотню ваучеров, и очень быстро вложил их... ну, вы уже поняли, куда он их вложил, правда же? Как говорится, если человек - дурак, то это уже не лечится.

Я вспоминаю это время с нежностью и с ностальгией: ведь, кроме всего прочего, это были годы моей юности - той самой юности, когда принято совершать хорошие, добрые глупости. Ну что ж, и я их совершал тоже - и мне ещё более приятно, что на фоне всех этих глупостей я провернул хоть одно неглупое и прибыльное дело, которое позволяет мне до сих пор не слишком беспокоиться о завтрашнем дне. Я могу позволить себе не только такие маленькие радости жизни, как покупка на интернет-аукционе какой-нибудь старинной вещицы, или поездка на тёплое море - я могу себе позволить относиться к работе, не как к обязаловке и источнику заработка на жизнь, но как к интересному хобби. И могу позволить себе роскошь - страшно сказать! - не думать о пенсии... Миллионером я и не пытался стать: хватило ума не рисковать тем, что имеешь - но мелким собственником я стал, и могу подарить себе маленькие радости жизни - те самые радости, которых не могут позволить себе те, кто в девяносто втором продавал мне свои ваучеры за бутылку водки.

Когда кто-то пытается упрекнуть меня, что я поступал-де, "не по-христиански", что я "обманывал людей", и так далее, то первый (а зачастую, и последний) вопрос, который я задаю такому "морализатору", звучит так: а сам-то ты, дорогой, как распорядился своим приватизационным чеком?... ах, продал?... продал, потому, что "зарплату не платили, и детям нечего кушать было"?... Ну ладно, предположим - а вырученные деньги тупо проел, да? или - пропил? Выкроить часть денег на то, чтобы купить себе ещё один ваучер, продать, купить два, продать и их, купить три и т. д. - на это-то у тебя ума, конечно же, не хватило, да? Ну что ж... Как гласит старая пословица, сиди, дура, без подарка...

Совецкий Социалистический Свинарник Совок кичливо называл себя не только "первым в мире государством совков и нелюдей рабочих и крестьянов", но и "самой читающей страной". Что было, то было, да: и книжки издавались милионными тиражами, и в каждом микрорайоне, на каждом предприятии, в каждом доме отдыха библиотека была - про домашние библиотеки я уж и вовсе молчу - да вот только... Только - что толку? Как же вы, товарищи, книжки-то читали - всю эту зарубежную и русскую дореволюционную классику, если от словосочетаний "акционерное общество" и "фондовый рынок" впадали в ступор? Как вы в школах-то учились, что делали в старших классах на уроках обществоведения и истории?... а в институтах как учились, как экзамены по политэкономии сдавали?... А ведь вы с пеной у рта доказываете всем и каждому, что в вашем сы-сы-сэре было "самое лучшее, самое качественное в мире среднее и высшее образование"? Знать, не таким уж оно было хорошим и качественным, коль скоро простейшие экономические понятия и законы не смогло до вас донести? А может быть, дело - не в образовании, а в вас самих?... А может быть, и в дерьмовеньком образовании, и в вас самих, туповатых и ленивых?... а?...

И, кстати - специально для тех, кто любит порассуждать о том, насколько "по-христиански", или "не по-христиански" поступил тот или иной индивидуум - специально напоминаю им, что Господь Бог дал человеку два самых Своих великих дара. Помните, что это за дары? Правильно: это - свободная воля и разум. Что же делать, если многие из вас предпочли поступить даже с Божьими Дарами точно так же, как с приватизационными чеками? Молчали бы уж...

Мне часто вспоминается давнее интервью Анатолия Борисовича Чубайса, цитату из которого я поместил в иллюстрацию к этой записи. Не могу удержаться, чтобы не привести ниже самый важный фрагмент этого замечательного интервью Анатолия  Борисовича, которое он дал шестнадцать лет назад, в 2001 году:

"...Не Западу судить! Мало что понимает в этом Запад. Мы занимались не сбором денег, а уничтожением коммунизма. Это разные задачи, с разной ценной. Мало кто на Западе понимает, что такое коммунизм на самом деле и какую цену заплатила наша страна за это. Мало кто это понимает на Западе.

Что такое приватизация для нормального западного профессора, для какого-нибудь Джеффри Сакса? Который пять раз уже менял позицию по этому поводу, и докатился до того, что надо отменить приватизацию и начать всё заново. Для него, в соответствии с западными учебниками, это классический экономический процесс, в ходе которого оптимизируется затраты на то, чтобы в максимальной степени эффективно разместить активы переданные государством в частные руки. А мы знали, что
каждый проданный завод — это гвоздь в крышку гроба коммунизма. Дорого ли, дёшево, бесплатно, с приплатой — двадцатый вопрос, двадцатый. А первый вопрос один: каждый появившийся частный собственник в России — это необратимость. Это необратимость. Точно также как 1 сентября девяносто второго года первым выданным ваучером мы выхватили буквально из рук у красных решение об остановке приватизации в России, точно также каждым следующим шагом мы двигались ровно в том же самом направлении.

Приватизация в России до девяносто седьмого года вообще не была экономическим процессом. Она решала совершенно другого масштаба задачи, что мало кто понимал тогда, а уж тем более на Западе. Она решала главную задачу — остановить коммунизм. Эту задачу мы решили. Мы решили её полностью. Мы решили её с того момента, когда на выборах в 96-ом году Зюганов отказался от лозунга «национализация частной собственности». Отказался не потому, что он полюбил частную собственность, а потому что он понимал, что если хочешь власть в этой стране получить, безумие отнимать назад. У тебя самого отнимут так, что мало не покажется. Этим самым мы заставили его, независимо от его желания, играть по нашим правилам, ровно то, чего и надо было добиться. А для Сакса это дёшево, можно было дороже, нужно было процедуры изменить. Мы решали другую задачу, и эту задачу решили".

Я понимаю: очень и очень многих моих здешних читателей от приведённой выше цитаты затрясло и порвало. Их, этих читателей, ещё и прежде трясло и рвало на куски от злости - тогда, когда они читали мой рассказ о том, как мы с Вовкой ваучеры скупали - а уж откровенный монолог глубокоуважаемого Анатолия Борисовича заставил их плеваться в монитор точно так же, как плевался с трибуны их плешивый вождишко (извините, забыл его фамилию).

Имя Анатолия Чубайса в Российской Федерации принято склонять на все лады: и "вор" он, и "жулик", и "прихватизатор", и "рыжий хап", ect. Самому Чубайсу, правда, на всё это плевать с высокой колокольни: настолько плевать, что в своём блоге он даже собирает коллекцию карикатур на самого себя и анекдотов про себя же, любимого (анекдоты, правда, все, как на подбор, тупые - ну, да это уже не его вина). Я же воспринимаю этого человека совершенно иначе: мне кажется, что более правдивого и честного политика Российская Федерация не знала за последние четверть века. Другое дело - что правда "от Чубайса" очень и очень неприятна всем тем, кто до сих пор тоскует по унылому и нищему совковому "раю", и тем, кто привык к тому, что государство с рождения и до старости обязано вытирать их грязные пролетарские задницы. Так что, не называйте Чубайса "обманщиком" и "лжецом": свою позицию в отношении совецкой Империи Зла Анатолий Борисович никогда особо и не скрывал:

"...Я ненавижу советскую власть. Более того, я мало что в жизни ненавижу так, как советскую власть. И особенно ее позднюю стадию. В моей жизни ничего омерзительнее, чем поздняя советская власть, не случалось. При всех претензиях к тому, что происходит в стране сейчас.

Это начиналось с утреннего включения радио и бодрого голоса с такой специальной омерзительной советской интонацией: "Здравствуйте, товарищи! Начинаем утреннюю зарядку!" Высоцкий Владимир Семенович, "Песня про зарядку" - помните? "Не страшны дурные вести - начинаем бег на месте". Это суть мерзости советской власти.


Сутью власти и всей советской жизни было продвижение вранья, серости, пошлости, лицемерия и остановка лучшего, индивидуального, яркого, свободного - при том, что на словах все, разумеется, было диаметрально противоположным. <...>

...Для многих нормальных людей школьные годы - это счастливое детство. А я ненавидел свою школу. Школа была с продвинутым военно-патриотическим воспитанием. Мы ходили на построения в форме с воротничком,
как у военных моряков, и пели песню: "Солнышко светит ясное, здравствуй, страна прекрасная!"

Не вызывает у меня моя школа нежных чувств. И главное воспоминание состоит в том, что мы с друзьями как-то раз решили ее разобрать на части, а лучше поджечь. Мы сумели оторвать только одну ступеньку на крыльце и чайку, приваренную на военно-патриотическом памятнике. Большего ущерба мы нанести ей не могли. Но ненавидели мы ее все вместе.

Что касается института, то мне всё время казалось, что жизнь никак не начнется и проходит зря. У меня было только одно чувство: когда же закончатся все разговоры и, наконец, удастся заняться каким-то нормальным полезным делом?"


По сути, Чубайс - романтик и авантюрист - в самом лучшем смысле этого слова! - это один из немногих людей, которому посчастливилось не только пронести сквозь всю жизнь, но и воплотить свою детскую мечту - уничтожить уже даже не отдельную "военно-патриотическую" школу, готовившую для совецкого режима юных хунвэйбинов - но уничтожить всю совецкую Империю Зла. А ведь нас, которые, подобно маленькому школьнику Толику Чубайсу, мечтали уничтожить ненавистный Совок, были тысячи, десятки тысяч. Сотни тысяч. Это мы в школьные годы поджигали ненавистные красные флаги, это мы уничтожали так называемую "наглядную агитацию", и это мы в тёмных подворотнях ставили на колени комсомольцев, заставляя их снять значок и порвать не куски комсомольский билет - это было весело! Просто, дети гораздо лучше взрослых чувствуют ложь и фальшь, и гораздо менее охотно готовы мириться с нею - а о том, что Совок был одной сплошной ложью и фальшью, знали в те годы все, от чистильщика уличных сортиров до генсека КПСС.

Империя Зла была уничтожена самым эффективным и изящным образом: её жители так, кажется, до сих пор и не поняли, что Анатолий Борисович Чубайс каждого из них сделал пусть маленьким, но - собственником, пусть крошечным, но - капиталистом. Или я не прав? Или вы за четверть века так и не приватизировали свою квартиру, свой дачный участок, свой гараж?... Ах, всё же, приватизировали? - так чего же вы там бормочите про то, что "всякая собственность есть кража"?... про какой такой "обновлённый сы-сы-сэр" мечтаете?...  Снова хотите в коммуналку? Прекрасно! - начинайте процесс ре-приватизации жилья и прочей недвижимости, становитесь пролетарием, которому нечего терять, кроме своих цепей - и флаг вам в руки! Тот самый флаг, цвета менструальной крови, с серпом и молотком... Ах, вы уже не хотите оставаться без своей квартирёшки и без своих любимых шести соток? Ну-ну...

Именно приватизация 1992 года сделала принципиально невозможным возврат к Совку. Прав Чубайс: это - необратимость. И - спасибо ему за это! Поэтому, когда я слышу или читаю в ленте о том, что где-то какой-то районный суд постановил демонтировать какую-то мемориальную доску, или ещё что-то в этом же роде, то я не напрягаюсь: я прекрасно понимаю, что всё это - не более, чем заигрывания с электоратом. С не самой малой, но однозначно, не самой умной его частью - а именно, с теми, кто должен на ближайших выборах проголосовать, как надо. Вот и всё. Ну, а мемориальная доска... да не волнуйтесь вы: вернут вашу мемориальную доску на место - вот только дадут немного клоунам порезвиться, поиграть в "великий октябрь" - и вернут. А клоунов - сольют.

Так что, спите спокойно, господа: "Красного реванша" не будет, Белые - выиграли. Ещё в 1992 году.

И вообще... Есть такое хорошее слово: НЕОБРАТИМОСТЬ... ;)
From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

Profile

dneprovskij: (Default)
dneprovskij

March 2017

S M T W T F S
   12 34
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 06:45 pm
Powered by Dreamwidth Studios